Зов ада

Зов ада

По состоянию на 23 ноября новый корейский сериал «Зов ада» находится на первом месте в глобальном топе Netflix, сместив с этой позиции «Игру в кальмара». Это тоже жестокий триллер, только на этот раз над простыми обывателями измываются не организаторы азартных игр, а натуральные демоны из ада. Рассказываем, удался ли сериал автора «Поезда в Пусан».

Что, если авраамический ад существует не метафорически, а физически? Вы грешник? Тогда сначала к вам явится ангел (на самом деле — гигантское лицо из дыма, похожее на Песочного человека из «Человека-паука»), который скажет, где и во сколько назначен «зов ада». В назначенный час к вам явятся три накачанных демона (у них есть отдаленное сходство то ли с Халком, то ли с Таносом из «Мстителей»), которые сначала вас отметелят, а потом испепелят, отправив душу в преисподнюю.

Именно такую внушающую экзистенциальный ужас концепцию задает на первых минутах сериал «Зов ада», но не все герои опускают руки. За дело берется один корейский полицейский с усталым, но внушающим доверие лицом (актер Ян Ик Чжун глазами-бусинками напоминает то ли Стивена Грэма, то ли мента Дукалиса — проще говоря, вызывает мгновенную симпатию). Для полицейского демоны-культуристы — обычные подозреваемые, а сверхъестественная дичь — очередное дело, которое нужно распутать. Ситуацию осложняет то обстоятельство, что, будучи сведенным лицом к лицу с реальностью религиозных концепций, окружающий мир стремительно сходит с ума. Влияние набирает секта «Новая истина», лидер которой заводит дружбу с дочкой главного героя и ставит своей целью проучить заносчивого правоохранителя.

Развитие идеи о том, что движимое жаждой рационализации человечество, столкнувшись со глобальным сверхъестественным явлением, коллективно сойдет с ума, мы уже наблюдали в выдающемся религиозном фэнтези-сериале «Оставленные». Там тоже все начиналось с массового перемещения людей то ли в рай, то ли в ад, после чего главными злодеями (или героями, в зависимости от зрительской интерпретации) становились сектанты.

Автору «Зова ада» Ену Сан Хо, кажется, тоже близка такая комбинация из шокирующей фантастической завязки и реалистичного, психологически достоверного развития событий. Действие его сериала разворачивается в нарочито современном мире, где правят бал фрики-стримеры, вирусные ролики (поначалу обыватели, разумеется, думают, что демоны — это фейк-ньюс) и мобильные приложения для исповедования грехов. На первую массовую трансляцию спуска в ад билеты в первом ряду покупают VIP-персоны в масках, будто сбежавшие из критиковавшей капитализм «Игры в кальмара».

Ен поставил сериал на основе собственного комикса, и вообще стоит вспомнить, что он начинал как режиссер-аниматор и лишь потом снял «Поезд в Пусан». Неудивительно, что сильнейшая часть «Зова ада» — это дозированные (примерно по одной на каждую из шести серий) экшен-сцены противостояния людей и демонов (ну как противостояния, скорее просто жестокого растерзания). Дизайны чудовищ, отсылающие к графике современных супергеройских блокбастеров, — это по-настоящему остроумный ход, ведь они позволяют критически взглянуть на помешательство массовой культуры богоподобными героями и злодеями «Марвел». Студия «Дисней» в своих фильмах как‑то упустила тот момент, что пришествие Таноса на Землю — это не комедийный боевик, а вообще-то остужающий кровь в жилах хоррор.

Проблемы у сериала начинаются, когда становится необходимо расписать драматургию не 10-минутной короткометражки (ее Ен снял еще в 2003 году), а 6-часового сезона. Возникают серии-филлеры, которые можно смело которой сектанты предлагают гонорар за стрим). Тот самый симпатичный мент без объяснения причин исчезает из сюжета где‑то на середине; то же самое касается и главного сектанта — анимешного злодея. В итоге последние эпизоды сериала смотрятся уже в режиме «нужно добить», ведь с исчезновением двигавших сюжет героев исчезает и интрига. Авторы, вероятно, хотели отказаться от фокуса на отдельных героях в пользу обрисовки глобальной картины свихнувшегося мира. Но тогда возникает резонный вопрос: почему все действие сериала замыкается на Южной Корее?

«Зов ада» — вполне сносное жанровое развлечение, не хуже многих других справляющееся с убийством шести часов досуга. Глядя на статистику «Нетфликса», за жанровый корейский кинематограф хочется в очередной раз искренне порадоваться. Но не отпускает чувство того, что это могло бы быть нечто большее (например, как бы парадоксально это не звучало, в виде полуторачасового фильма). Кажется, корейский сериальный хит, который мы по-настоящему заслуживаем, стриминги еще только готовятся произвести.

Подробности по теме

«Игра в кальмара» — покорившая мир азиатская сенсация Netflix. Что это за дичь?

«Игра в кальмара» — покорившая мир азиатская сенсация Netflix. Что это за дичь?

Подробности по теме

«Доктор Брейн» — корейский сериал Apple, не ставший «Игрой в кальмара». Что пошло не так?

«Доктор Брейн» — корейский сериал Apple, не ставший «Игрой в кальмара». Что пошло не так?

Зов ада

Только утихла шумиха вокруг сериала «Игра в кальмара», на Netflix вышла новая южнокорейская новинка – сериал в жанре хоррор «Зов ада». Режиссером фильма стал Ен Сан Хо, снявший ранее не менее известный фильм «Поезд в Пусан». Буквально за один одень новинка стала самой просматриваемой в мире и возглавила рейтинг Netflix в 80 странах мира, сместив таким образом «Игру в кальмара». В чем феномен популярности южнокорейских сериалов и можно ли говорить, что они затмили Голливуд, выяснила корреспондент Mir24.tv.

Успех южнокорейских фильмов кроется в тематической свободе и способе ее выражения, считает директор факультета театра, кино и телевидения университета «Синергия» Евгений Цвимадзе. В этих фильмах нет запретных тематик.

«Корейская кинематография еще с начала века заявила о себе как о поставщике популярных жанров современности – триллеров, детективов, жестоких хорроров. Секрет успеха корейских фильмов кроется в ментальности. Жанровое кино всегда связано с обостренными чувствами. Если в Голливуде все же присутствует так называемый внутренний барьер на те или иные темы, то у корейцев как будто он отсутствует – их отношение к темам вроде жестокости, секса или каким-нибудь совсем крайним вещам гораздо свободнее», – объясняет эксперт.

Кроме того, привычный европейцу сюжет в корейских фильмах разворачивается в совершенно несвойственной интонации и эмоциональности.

«Так, позаимствованные у Голливуда жанровые конструкции в корейском кино объединяются с чисто азиатской остервенелостью и, казалось бы, привычный европейскому зрителю сюжет разворачивается с совершенно не свойственной западному кино интонацией и эмоциональностью. В этой связи сериал «Игра в кальмара», где очень четко и в то же время достаточно просто представлены главные пороки и грехи человечества, вполне по понятным причинам вызвал столь бурную реакцию у зрителя», – отмечает Цвимадзе.

В свою очередь, кинорежиссер и руководитель детской киношколы Виталий Мокрушин уверен, что популярность южнокорейских сериалов кроется главным образом в интересном сюжете. При это режиссер отметил, что впервые об «Игре в кальмара» узнал от детей – своих учеников.

«Про сериал «Игра в кальмара» я узнал от моих киношкольников. Пришлось срочно посмотреть. Первые 10 минут – противнейший герой, укравший деньги у своей престарелой мамы ради игры на тотализаторе. Но дальше – меня втянуло. Герой вызывал у меня сострадание. И хотя мне нет дел до корейцев – герою я сопереживал. Причина популярности южнокорейских сериалов простая: зрителя не волнуют проблемы героя, но ему интересно, как герой будет из них выпутываться. Свежо, интересно, самобытно – за это мы корейское кино и любим», – объясняет Мокрушин.

А вот психологи считают, что популярность этих фильмов и сериалов связана с высокой социальной тревожностью в обществе. И подобные картины выступают своего рода психотерапией.

«Высокая социальная тревожность диктует поиск возможностей ее снизить. Сериалы, гипертрофирующие человеческие подсознательные страхи, служат своего рода психотерапией. В процессе просмотра тревожность и страх усиливаются, проходят максимум переживания, а когда просмотр заканчивается, человек испытывает облегчение – это все не правда, это не со мной. Чем выше социальная тревожность, тем больше будет популярность сериалов и фильмов про безысходность и отсутствие ценности человеческой жизни», –клинический психолог Валентина Полякова.

В южнокорейских картинах зрители узнают себя в моменты сложного этического выбора, считает психолог Анна Девятка.

Читайте еще:  Геншин импакт

«Игра в кальмара» и «Поезд в Пусан» отражают коммуникацию людей в групповом взаимодействии на фоне острой ситуации, и это прекрасно. Зрители узнают себя в этих взаимодействиях. Например, поступить по-человечески или же в своих интересах. Каждый видит в этом что-то актуальное. Более того, людям интересно задавать вопросы: «Как бы я поступил в такой нестандартной этической ситуации, смог бы остаться человеком?» И каждому хочется ответить на такой вопрос утвердительно. В конце концов, оказывается, что все мы люди. И делая сложные выборы, не всегда эмоционально к ним готовы. Интересно наблюдать за тем, как психика человека выдерживает перипетии сюжета и как меняется личность на протяжении фильма», – заключила Девятка.

Зов ада

На стриминговом сервисе Netflix — новый хит из Южной Кореи, 6-серийный фильм «Зов ада» («Hellbound») режиссера Ён Сан Хо.

Кадр из фильма

О чем этот сериал?

В не очень далеком будущем (действие происходит осенью 2022 года) на землян обрушивается новая напасть. Некоторые люди получают предупреждение о том, что они скоро попадут в ад, причем с указанием даты и времени. И в назначенный час за ними приходят какие-то адские создания: похожие на йети существа из перекрученных жил. Эти создания очень сильны, они настойчиво преследуют жертв и, догнав их, жестоко и кроваво убивают, отправляя их души в преисподнюю.

Полиция Сеула начинает расследование одного из первых убийств, совершенных посланцами ада. Полицейский детектив Джин Кён Хун (актер Ян Ик Джун) приходит с допросом к председателю религиозного общества «Новая Истина» Чон Джин Су (актер Ю А Ин), который считает предупреждения и убийства свидетельством существования высших сил. Много лет назад этот председатель в горах Тибета стал свидетелем подобной расправы, и с тех пор он в поиске тех, кто посылает чудовищ.

Кто сделал сериал?

Интерес к южнокорейскому многосерийному кино повысился после ошеломляющего успеха сериала «Игра в кальмара»: история о неудачниках, которые играют в смертельные детские игры на выживание, находилась в топах Neflix многих стран на протяжении полутора месяцев. Сейчас ажиотаж немного утих, но достойная смена уже появилась.

Конечно, популярность «Зова ада» объясняется не только тем, что он снят в Южной Корее. Ен Сан Хо — очень известный режиссер, снявший две части хоррора «Поезд в Пусан», одного из самых заметных фильмов ужасов последних лет. В «Зове ада» он использует почти те же самые приемы: обычные люди в привычной обстановке сталкиваются с тем, что не могут объяснить, и вынуждены менять свою жизнь в авральном режиме.

Свой сериал Ен Сан Хо снял по мотивам вебтуна (популярные в Южной Корее комиксы, которые адаптированы для просмотра на телефоне), который придумал и нарисовал сам много лет назад.

Сам сериал разделен на две части. В первых трех сериях главными героями стали детектив Джин Кён Хун и лидер секты Чон Джин Су, ещё три серии рассказывают о событиях, которые случились через пять лет после появления демонов: у телепродюсера родилась дочь, которая как-то связана с адом.

Кадр из фильма

Премьера «Зова ада» состоялась на кинофестивале в Торонто в сентябре 2021 года, а на Netflix сериал появился 19 ноября. За три дня у него уже набралось более 40 млн просмотров.

Зов ада

Новый южнокорейский хоррор стал самым популярным шоу стриминговой площадки. Сериал стартовал на прошлой неделе, 19 ноября, и уже обогнал своего предшественника

Фото: bernardojbp/ru.depositphotos.com

Южнокорейский мини-сериал «Зов ада» побил рейтинг «Игры в кальмара» и стал самым популярным на Netflix. Шесть эпизодов по 50 минут основаны на одноименном вебтуне — это цифровой комикс для чтения на смартфоне. Главные герои — сверхъестественные существа, которые внезапно появляются на Земле, чтобы забрать грешников в ад. Это вызывает вспышку общественной истерии и религиозного фанатизма.

Автор проекта — режиссер Ён Сан Хо. Он известен главным образом по зомби-экшн-хоррору «Поезд в Пусан», который вышел несколько лет назад. Вот что рассказывает кинокритик Павел Воронков:

Павел Воронков кинокритик «»

«Зов ада» стал первой корейской драмой, премьера которой прошла на международном кинофестивале в Торонто. Будет ли продолжение проекта, пока неизвестно.

Предыдущий лидер Netflix, сериал «Игра в кальмара», продлен на второй сезон.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Зов ада

The Guardian: южнокорейский сериал «Зов ада» обогнал по популярности «Игру в кальмара» на Netflix

Еще один южнокорейский сериал в стиле хоррор от Netflix стал глобальным феноменом, сместив «Игру в кальмара» с позиции самого популярного телешоу на платформе. В «Зове ада» есть демоны, религиозная секта и море крови, но по сути своей это шоу о людях и о том, как они реагируют на безумие вокруг. Кинокритики отмечают, что сериал ведет диалог со зрителем, в который последний вступает с удовольствием.

Зов ада покорил Netflix после Игры в кальмара Корейцы теперь делают то чего в США уже не могут

По данным FlixPatrol, 20 ноября «Зов ада» стал самым популярным в мире телесериалом на Netflix, возглавив рейтинги платформы в более чем 80 странах в течение 24 часов после дебюта. Ранее другой южнокорейский сериал, «Игра в кальмара», чья премьера состоялась 19 сентября, возглавлял этот рейтинг на протяжении 46 дней. На нем Netflix заработал 900 миллионов долларов, а режиссер сериала заявил, что второй сезон шоу уже находится в разработке.

О чем сериал «Зов ада»?

Режиссер фильма «Поезд в Пусан» Ен Сан Хо снял сериал «Зов ада», состоящий из шести серий, по одноименному вебтуну, написанному им же. Ожидания от проекта были высоки еще до его официального релиза на Netflix, особенно после того, как он получил положительные отзывы после показа некоторых эпизодов на трех международных кинофестивалях: 46-м Международном кинофестивале в Торонто, 26-м Международном кинофестивале в Пусане и 65-м Лондонском кинофестивале.

Зов ада покорил Netflix после Игры в кальмара Корейцы теперь делают то чего в США уже не могут  Изображение 1Источник фото: Netflix

Сюжет сериала переносит зрителей в ближайшее будущее, в котором происходят сверхъестественные события. Перед некоторыми людьми появляется парящее в небе лицо, которое сообщает им, что они были приговорены к аду, и называет их дату смерти. Цифра может быть разной — от пары минут до пары десятков лет. После этого в назначенный час за человеком приходят три демонических существа, которые должны забрать его в ад. Однако перед этим они превращают его в настоящее кровавое месиво, швыряя об стены и машины, протаскивая по полу и совершенно не щадя. Только после этого демоны испепеляют тело жертвы изнутри и уходят. Спастись самоубийством не получится, потому что демоны оживят свою жертву, чтобы она ушла как надо.

Читайте еще:  Матч амур авангард прямая трансляция

Зов ада покорил Netflix после Игры в кальмара Корейцы теперь делают то чего в США уже не могут  Изображение 2Источник фото: Netflix

На фоне разворачивающихся событий появляется религиозная секта «Новая Истина», убежденная в том, что демоны приходят за грешниками. Поначалу у нее мало последователей, поскольку люди не верят в происходящее, пытаясь это как-то рационализировать, но после того как одну из смертей показывают в прямом эфире, все меняется. Спустя несколько лет «Новая Истина» становится лидером мнений, провоцируя формирование еще более радикальных группировок, а те, кто подвергает сомнению ее устои, становятся изгоями.

В чем скрыта суть?

Чем больше смотришь сериал, тем яснее понимаешь, что он вовсе не про монстров, приходящих за людьми, а про реакцию тех самых людей на события вокруг. Как много людей потеряют свой разум и чувство собственного достоинства, если подобная кара считается местью за их грехи? Террор здесь — это люди, которые, воспользовавшись ситуацией, организуют культы и подчиняют людей своей воле. А еще те самые слепые верующие, которые подвержены страху до такой степени, что стыдят и ненавидят других, а также готовы уничтожить друг друга с целью заслужить милость Бога.

Зов ада покорил Netflix после Игры в кальмара Корейцы теперь делают то чего в США уже не могут  Изображение 3Источник фото: Netflix

Сериал поднимает дискуссию о том, как именно мы определяем грех и что есть истина. Он показывает, как легко можно дойти до слепой веры и радикализма. «Новая Истина» так сильна в своем влиянии, что вдохновляет на создание собственных СМИ и радикально настроенную группу The Arrowhead, состоящую из подростков с бейсбольными битами, чьей жертвой позже становится один из персонажей сериала, борющийся против охоты на ведьм.

«Зов ада» не раскрывает нам причину возникновения монстров и причины приговора людей к аду, но отлично показывает те жестокости, которые люди готовы сотворить друг с другом. Он обнажает безумие СМИ и стыд, который испытывают люди после получения приговора, а еще организации, которые попытаются извлечь из этого выгоду.

В чем секрет успеха?

По словам киножурналиста и кинокритика Романа Григорьева, в данном сериале есть «частичка искреннего кино».

«Оно может быть слегка простоватое, но оно честно с тобой разговаривает. Идея живая. Начинаешь анализировать, а грешишь ли ты сам? А пришли бы за тобой? Есть диалог с той стороны экрана со зрителем, на который зритель с удовольствием отвечает», — отметил он в разговоре с «360».

При этом со стороны идея могла бы показаться абсурдной, в тех же США ее либо вообще не рассмотрели бы, либо обыграли иначе. По мнению Григорьева, там сериал либо превратили бы в классический хоррор, либо сняли бы в стебной манере, либо в стилистике Тарантино или Джармуша.

Зов ада покорил Netflix после Игры в кальмара Корейцы теперь делают то чего в США уже не могут  Изображение 4Источник фото: Netflix

«А честно снять сериал вот так? Они помыслить такого не могут, потому что для этого должна быть молодость и наглость. У корейцев она сейчас есть», — подчеркнул эксперт.

В этом и заключается растущая популярность южнокорейских проектов по всему миру. Они дают возможность по с изобилием самобытных сюжетов. Их кино еще не испорчено приевшимися штампами. Оно очень откровенное, прямое и немного наивное, а еще в нем есть проявление гипертрофированных эмоций, которые так нравились нашему зрителю в мексиканских сериалах.

По словам кинокритика Сергея Лаврова, в России южнокорейское кино начало пользоваться популярностью еще в начале нулевых и до сих пор пользуется спросом.

«Я думаю, что главным фактором растущего интереса в последнее время стал фильм „Паразиты“, собравший в мировом прокате почти 200 миллионов и получивший „Оскар“», — в завершение добавил он.

Зов ада

  • день назад
  • ForbesLife
  • Дана Ассалауова


    Forbes Staff

Кадр из сериала «Зов ада»

Южнокорейский мини-сериал «Зов ада» (Hellbound), стартовавший на Netflix 19 ноября, стал самым популярным проектом на стриминговом сервисе. Ему удалось обогнать хит Netflix — «Игру в кальмара». Спустя сутки после выхода «Зов ада» возглавил рейтинги более чем в 80 странах

О том, что новый южнокорейский мини-сериал «Зов ада» стал самым популярным проектом Netflix, ссылаясь на данные сервиса FlixPatrol, пишет The Guardian. Стартовавший 19 ноября, «Зов ада» стал самым просматриваемым сериалом Netflix в мире за первые сутки показа. Режиссер шоу — Ён Сан Хо («Поезд в Пусан», «Станция «Сеул»). 

«Зов ада» снят по одноименному южнокорейскому комиксу, который был создан специально для смартфонов (вебтун). Действие разворачивается в 2023 году. Люди начинают получать предсказания с точной датой своей смерти. За грешниками — чтобы утащить их в ад — приходят сверхъестественные существа. Происходящее приводит к массовой истерии и всплеску религиозного фанатизма. 

В сериале шесть 50-минутных эпизодов. Это первая корейская драма, которая была представлена на кинофестивале в Торонто.

В конце октября Bloomberg сообщил, что Netflix оценил «Игру в кальмара» более чем в $891 млн. На тот момент его посмотрели 142 млн пользователей в 94 странах, а как минимум две минуты «Игры в кальмара» за 23 дня после выхода сериала увидели около 132 млн подписчиков сервиса. При этом на создание сериала потратили $21,4 млн — примерно по $2,4 млн на эпизод.

В ноябре Netflix назвал десять сериалов и фильмов, которые показали самый успешный старт по результатам просмотров в первые 28 дней. «Игру в кальмара» за этот период смотрели на протяжении 1,65 млрд часов.

Зов ада

«Слабонервным не смотреть»: что пишут в Сети о новом корейском сериале «Зов ада»

Жестокое мистическое шоу от создателя «Поезда в Пусан» стремительно набирает популярность.

Слабонервным не смотреть что пишут в Сети о новом корейском сериале Зов ада

19 ноября на Netflix вышел корейский сериал «Зов ада», который ещё до выхода называли новым потенциальным хитом и преемником «Игры в кальмара». За минувшие выходные шоу успело войти в список лидеров по просмотрам среди всех сериалов платформы, уступая первое место лишь «Аркейну».

На фоне такого взлёта в Сети появляется всё больше отзывов зрителей. Многие сходятся во мнении, что «Зов ада» — слишком тяжёлый сериал, и понравится он далеко не всем.

Есть и куда более восторженные отзывы.

Некоторые зрители отмечают, что сериал поднимает немало важных тем, которые раскрываются в необычной форме повествования.

При всей своей жестокости «Зов ада» получил положительные отзывы критиков. На Rotten Tomatoes у него 100% свежести по рецензиям и 82% по оценкам аудитории. Вот несколько выдержек из обзоров:

  • «Поначалу темп сериала может показаться медленным, но повествование постепенно превращается в убедительную смесь полицейского детектива, жестокого ужастика и проницательныхвокруг идей человеческих недостатков, смертности, греха, справедливости и влияния средств массовой информации», — The Age.
  • «„Зов ада“ — это смесь произведений Клайва Баркера, „Кода да Винчи“ и культового японского хоррора „Звонок“», — Daily Telegraph.
  • «Обращение к различным социальным темам за такой короткий промежуток времени — сложная задача, но Ён Сан-хо извлекает максимум из своих актёров и истории, чтобы дать нам увлекательную деконструкцию общества», — The Young Folks.

Напомним, что сериал рассказывает о людях, которые внезапно получают предсказание своей смерти, и точно в назначенное время их забирают и убивают потусторонние существа. Сериал снял Ён Сан-хо, известным по зомби-триллеру «Поезд в Пусан». В первый сезон вошло 6 эпизодов длительностью 50-60 минут. Все они уже доступны на Netflix.

А вы уже посмотрели или планируете посмотреть этот сериал? Напишите в

Оцените статью
( Пока оценок нет )

Андрей Шутько, журналист и репортер Anticwar.ru. Об армии он пишет более 15 лет. Несколько раз он был военным корреспондентом в Афганистане.

andreyshutko7@gmail.com