Уникальный репортаж военкора Александра Сладкова о том, как вчера ночью сдавались в плен украинские морпехи в Мариуполе. - Последние новости России и Мира сегодня

Уникальный репортаж военкора Александра Сладкова о том, как вчера ночью сдавались в плен украинские морпехи в Мариуполе.

Эксклюзивный репортаж из Мариуполя. Военный корреспондент ВГТРК Александр Сладков стал единственным журналистом, который присутствовал при сдаче в плен почти 270 украинских морских пехотинцев. Виртуозная операция, проходившая под обстрелом на нейтральной территории, – результат совместной работы российских спецслужб и военных. Уникальные кадры, снятые нашим военкором.

Сейчас должен подъехать микроавтобус с первыми людьми, которые собираются сдаться. Полная темнота, мы же снимаем с инфракрасным светом. Все происходит в нейтральной полосе. Стреляют и свои, и противник.

Первыми с территории "Азовстали" вышли двадцать восемь солдат и офицеров 501-го батальона 36-й бригады морской пехоты Украины. Сопровождал сдающихся один и тот же украинский офицер этого же батальона Александр Бессмертный.

Почему приняли решение выйти?

Не хотим жертв, кровопролития. Надоело смотреть, как люди умирают, – при знался Александр Бессмертный.

Вот так происходит сдача в плен. Предельная сдержанность и четкость действий принимающих спецназовцев. Нам было необычно видеть прямо перед собой обозначения противника. Морские пехотинцы сдавались в плен с оружием и боеприпасами, с гранатами. Все сложили за несколько метров до указанного рубежа на пол – полностью доверяли.

Досматривают бодро. Осмотр личных вещей и экипировки проходил в три этапа. Выйти смогли не все, тяжелораненые остались на заводе, в объединенном госпитале. Кто мог идти, ушел. Есть люди и контуженные, и перевязанные, и неадекватные.

Легко согласились они?

Четверо суток соглашались. Четверо суток проводили переговоры. Атаковали, несли потери. И в конечном итоге..., – говорит Алексей Дикий, министр внутренних дел ДНР.

В итоге за девять часов вышли и сдались 267 морских пехотинцев Украины. Теперь они ожидают решения собственной судьбы, но война для них уже закончилась.

В Мариуполе в плен военным РФ и ДНР сдались 1026 военнослужащих 36-й бригады морской пехоты ВСУ, которые были блокированы на заводе имени Ильича. По данным Минобороны, среди сдавшихся — 162 офицера и 47 женщин-военнослужащих. Военный корреспондент Александр Сладков стал свидетелем самого массового пленения украинских военных с начала спецоперации и первым сообщил об этом. В интервью RT он рассказал, как морпехи пытались бежать с завода, но были разгромлены и сдались в плен.

— Как начались переговоры с украинскими морпехами о сдаче в плен? 

— 267 морпехов из 36-й бригады морской пехоты сдались в плен ещё 4 апреля. Этому предшествовали долгие переговоры через их родственников, знакомых. Ведь на стороне сил ДНР против нацистов воюют много земляков этих морпехов — из Харькова, Запорожья. Когда запахло жареным, то украинские военные стали обсуждать возможную сдачу в плен с военной разведкой Минобороны России, ФСБ, с оперативниками госбезопасности ДНР и МВД республики. То есть была выстроена мощная переговорная схема, которая в итоге сработала.

— Новости о том, что почти 300 морпехов сдались в плен, повлияли на решение их сослуживцев?

— Моя команда сделала ролик о сдаче в плен украинских военных, и мы опубликовали его в моём Telegram-канале. В это время велись переговоры с другими украинскими подразделениями, которые засели на заводе имени Ильича. Они откровенно хамили, говорили, что «пароход под именем Россия идёт на...», но когда вышел видеоролик о том, что их сослуживцы сдались в плен, они тоже начали обсуждать такой вариант. Об этом мне рассказал министр внутренних дел ДНР Алексей Дикий.

— Но ведь сначала морпехи пытались силой прорваться через окружение и выехать с завода Ильича? 

— Да, в ночь с 11 на 12 апреля они выстроили колонну бронированной боевой техники длиной больше километра, рассадили туда личный состав. В это время за ними вели наблюдение наши разведчики сил, которые штурмуют завод Ильича.

Когда колонна сформировалась, по этой цели нанесли артиллерийский и авиационный удары. 250 человек погибли, около сотни человек на танках рванули обратно, на территорию завода. Ещё около сотни морпехов прорвались из нашего кольца, но были блокированы. В основном их уничтожили, но 30 человек взяли в плен.

После этого для оставшихся на заводе встал выбор: умирать за свои нацистские идеи либо сдаваться в плен живыми. Люди оставили эти идеи, за которые боролись, чтобы жить. 

  • Взятый в плен заместитель командира 36-й отдельной бригады морской пехоты ВСУ Ростислав Ломтев
  • © Следственный комитет РФ

— Среди военнопленных были раненые? Как российские и донецкие военные поступили с ними? 

— На территории завода находился объединённый госпиталь морской пехоты, оттуда вывезли 300 раненых. Из них 90 человек — неходячие. Наши военные предоставили морпехам носилки для переноса раненых. Врачи осматривали их максимально деликатно, но тщательно, чтобы какой-нибудь отчаянный не припас гранату, чтобы подорвать себя и других.

Всё прошло спокойно. Спецназ МВД ДНР в этом отношении отлично подготовлен: у них большой опыт приёма пленных, начиная от переговоров и заканчивая конвоированием. Сейчас все военнопленные ждут размещения в пенитенциарных учреждениях. 

— Как наши военные обращались с пленными? 

— Никто людей не связывал, никто не сковывал их наручниками, не издевался, не задавал лишних вопросов. Людей досматривали один раз и, если им не нужна была медпомощь, рассаживали в машины и отправляли в пункты приёма. 

— Морпехи боятся того, как с ними будут обращаться в плену? 

— Да, они боятся за свою жизнь и что плен продлится слишком долго. Опасаются возмездия и пыток со стороны сил ДНР, предъявления уголовных претензий.

На месте досмотра им объяснили, что никто никого не будет убивать, пытать, их обменяют либо отпустят домой. Несмотря на преступность идей, которые они защищали, это всё-таки военнослужащие, которые выполняют приказы командования. Если кто-то из них совершал военные преступления и это будет доказано, тогда, конечно, будет разбирательство.

Госструктуры ДНР — это не орда и не банда, они действуют на основании законов. Тут с этим очень строго.

— Кому-то из украинских военных удалось сбежать с завода, пока их сослуживцы сдавались в плен 12 апреля?

— 70 человек попытались сбежать, но, поскольку наши полностью блокировали завод, их быстро поймали, погрузили в КамАЗы и тоже отправили в тыл с другими пленными.

— 13 апреля Следственный комитет России опубликовал фрагмент допроса заместителя командира 36-й отдельной бригады морской пехоты ВСУ Ростислава Ломтева. Что произошло с командиром бригады?

— Комбриг сбежал. Я думаю, это произошло, когда морпехи пытались прорваться с завода. Когда командование исчезает, люди чувствуют себя сиротами, дисциплина в подразделениях шатается. Предполагаю, что в том числе из-за этого больше тысячи оставшихся морпехов решили сдаться.

Что касается замкомандира, то, конечно, к нему сейчас повышенное внимание со стороны наших спецслужб, с ним работают. Но человек периодически всплывает перед репортёрами, он находится в нормальном состоянии: без синяков и ссадин, не запуган, не затравлен.

— По данным Минобороны, среди пленных морпехов — 47 военнослужащих-женщин. Какие должности они занимали в бригаде?

— По их словам, они служили там санитарками, связистками, сотрудницами вещевой, финансовой служб. Есть женщины, которые несли службу в подразделениях секретной отчётности.

Но надо понимать, что их слова не обязательно правдивы. Может быть, кто-то официально числился медсестрой, но был снайпершей. Может быть, есть те, кто находился при командирах в романтическом статусе. Правоохранители будут ещё разбираться, кто и чем занимался на самом деле.

Как правило, все морпехи заявляют, что они водители, повара, и тщательно скрывают, что могли обслуживать артиллерию, миномёты, реактивные системы залпового огня. Они говорят: «Я не стрелял, я ничего не видел».

  • Один из военнопленных морпехов, по данным Сладкова, — гражданин Великобритании
  • © Фото из личного архива Александра Сладкова

— Вы находитесь в зоне боевых действий с самого начала спецоперации и видели уже немало пленных украинских военных. Как вы оцениваете их экипировку, в частности у морпехов?

— Многие из тех, кто сдался 12 апреля, были одеты в гражданскую одежду. Все они говорят, что их форма якобы сгорела. Я думаю, что это лукавство: если бы она действительно сгорела, они бы и сами были в плохом состоянии. Но выглядели они очень неплохо, так сказать, по-спортивному. Видимо, они переоделись в гражданское заранее, когда планировали сбежать с завода.

У морпехов 503-го батальона из этой же 36-й бригады, которые сдались в плен 4 апреля, экипировка была великолепная: они вышли сдаваться, имея при себе боевое оружие, полный боекомплект, сухой паёк, документы, телефоны.

Те немногие сбежавшие, которых поймали в городе после авиаударов по колоне украинской бронетехники 12 апреля, были в отвратительном состоянии: одеты в какие-то женские домашние халаты, обмотаны простынями, у них плохо пахло изо рта и вообще от них воняло. Их тоже отвезут в пенитенциарные заведения, им там будет полегче. 

— Среди сдавшихся в плен были иностранные наёмники или инструкторы?

— Был как минимум один англичанин — Эйден Эслин. Я его сфотографировал, хотя тогда ещё не знал, что он иностранец. Слева от него в шеренге стоял хамоватый пулемётчик, мы с ним пообщались, потом со мной заговорил ещё один морпех, справа от Эслина. А сам он молчал всё время. Уже потом я понял, что эти двое отвлекали моё внимание от англичанина.

— У сдавшихся в плен морпехов много иностранного оружия и экипировки?

— По экипировке не только пленных, но и погибших видно, что одежда, обувь и оружие у них в основном западного производства. Гранатомёты производства США, полный парк иностранного снайперского оружия, в том числе британская винтовка Arctic. Но есть, кстати, и советские образцы.

Все 267 морпехов 503-го батальона, которые сдались в начале апреля, вышли в военных костюмах Carinthia: они очень дорогие, одна только куртка от него стоит около тысячи долларов.

Если говорить в целом об экипировке морпехов, то у них очень хорошая обувь. Средства защиты и ножи — важное оружие для матроса — среднего качества. Всё примерно так же, как у нас, только у нас всё отечественного производства.

Военный корреспондент Александр Сладков показал кадры, как украинские морпехи сдавались в плен в Мариуполе. Видео © Telegram / Sladkov_plus

Военный корреспондент Александр Сладков показал видеозапись, на которой показано, как бойцы ДНР принимали группы сдающихся в плен украинских морпехов в Мариуполе. Ролик он опубликовал в телеграм-канале.

Как отметил Сладков, впервые за 30 лет профессиональной деятельности ему вместе с другими военкорами доверили выйти на линию фронта с небольшой группой спецназа МВД ДНР. Репортёры наблюдали за всем происходящим под обстрелом своей и чужой артиллерии.

"Мы единственные репортёры, оказавшиеся в самой гуще событий... Сразу скажу, такую картину я наблюдал первый раз. Двенадцать часов подряд, находясь на нейтральной территории, мы принимали и принимали группы сдающихся украинских морских пехотинцев. Когда в один из моментов вышло сто шестьдесят человек, я, признаться, весьма заволновался, нас было гораздо меньше, но справились отлично", —

отметил Сладков, передаёт РИА ФАН.

По его словам, в операции также принимал участие министр МВД ДНР Алексей Дикий. Уточняется, что он находился в группе принимающих. При этом Сладков уточнил, что сдались в плен украинские морпехи 501-го, а не 503-го батальона морской пехоты ВМС Украины.

При этом ранее глава Чечни Рамзан Кадыров сообщил, что в Мариуполе 267 украинских морпехов сдались в плен российским военнослужащим. Он утверждает, что все бойцы были из 503-го батальона 36-й отдельной бригады Военно-морских сил Украины.

В Мариуполе в плен военным РФ и ДНР сдались 1026 военнослужащих 36-й бригады морской пехоты ВСУ, которые были блокированы на заводе имени Ильича. По данным Минобороны, среди сдавшихся — 162 офицера и 47 женщин-военнослужащих. Военный корреспондент Александр Сладков стал свидетелем самого массового пленения украинских военных с начала спецоперации и первым сообщил об этом. В интервью он рассказал, как морпехи пытались бежать с завода, но были разгромлены и сдались в плен.

Никто их пытать не будет военкор Сладков  о сдавшихся в плен в Мариуполе украинских морпехах

  • Военнослужащие Вооруженных сил Украины (на первом плане), сдавшиеся в плен в Мариуполе, в Новоазовской центральной районной больнице. Медики больницы оказали пленным медицинскую помощь

— Как начались переговоры с украинскими морпехами о сдаче в плен? 

— 267 морпехов из 36-й бригады морской пехоты сдались в плен ещё 4 апреля. Этому предшествовали долгие переговоры через их родственников, знакомых. Ведь на стороне сил ДНР против нацистов воюют много земляков этих морпехов — из Харькова, Запорожья. Когда запахло жареным, то украинские военные стали обсуждать возможную сдачу в плен с военной разведкой Минобороны России, ФСБ, с оперативниками госбезопасности ДНР и МВД республики. То есть была выстроена мощная переговорная схема, которая в итоге сработала.

— Новости о том, что почти 300 морпехов сдались в плен, повлияли на решение их сослуживцев?

— Моя команда сделала ролик о сдаче в плен украинских военных, и мы опубликовали его в моём Telegram-канале. В это время велись переговоры с другими украинскими подразделениями, которые засели на заводе имени Ильича. Они откровенно хамили, говорили, что «пароход под именем Россия идёт на...», но когда вышел видеоролик о том, что их сослуживцы сдались в плен, они тоже начали обсуждать такой вариант. Об этом мне рассказал министр внутренних дел ДНР Алексей Дикий.

— Но ведь сначала морпехи пытались силой прорваться через окружение и выехать с завода Ильича? 

— Да, в ночь с 11 на 12 апреля они выстроили колонну бронированной боевой техники длиной больше километра, рассадили туда личный состав. В это время за ними вели наблюдение наши разведчики сил, которые штурмуют завод Ильича.

Когда колонна сформировалась, по этой цели нанесли артиллерийский и авиационный удары. 250 человек погибли, около сотни человек на танках рванули обратно, на территорию завода. Ещё около сотни морпехов прорвались из нашего кольца, но были блокированы. В основном их уничтожили, но 30 человек взяли плен.

После этого для оставшихся на заводе встал выбор: умирать за свои нацистские идеи либо сдаваться в плен живыми. Люди оставили эти идеи, за которые боролись, чтобы жить. 

  • Взятый в плен заместитель командира 36-й отдельной бригады морской пехоты ВСУ Ростислав Ломтев.

— Среди военнопленных были раненые? Как российские и донецкие военные поступили с ними? 

— На территории завода находился объединённый госпиталь морской пехоты, оттуда вывезли 300 раненых. Из них 90 человек — неходячие. Наши военные предоставили морпехам носилки для переноса раненых. Врачи осматривали их максимально деликатно, но тщательно, чтобы какой-нибудь отчаянный не припас гранату, чтобы подорвать себя и других.

Всё прошло спокойно. Спецназ МВД ДНР в этом отношении отлично подготовлен: у них большой опыт приёма пленных, начиная от переговоров, заканчивая конвоированием. Сейчас все военнопленные ждут размещения в пенитенциарных учреждениях. 

— Как наши военные обращались с пленными? 

— Никто людей не связывал, никто не сковывал их наручниками, не издевался, не задавал лишних вопросов. Людей досматривали один раз и, если им не нужна была медпомощь, рассаживали в машины и отправляли в пункты приёма. 

— Морпехи боятся за то, как с ними будут обращаться в плену? 

— Да, они боятся за свою жизнь и что плен продлится слишком долго. Опасаются возмездия и пыток со стороны сил ДНР, предъявления уголовных претензий.

На месте досмотра им объяснили, что никто никого не будет убивать, пытать, их обменяют либо отпустят домой. Несмотря на преступность идей, которые они защищали, это всё-таки военнослужащие, которые выполняют приказы командования. Если кто-то из них совершал военные преступления и это будет доказано, тогда, конечно, будет разбирательство.

Госструктуры ДНР — это не орда и не банда, они действуют на основании законов. Тут с этим очень строго.

— Кому-то из украинских военных удалось сбежать с завода, пока их сослуживцы сдавались в плен 12 апреля?

— 70 человек попытались сбежать, но, поскольку наши полностью блокировали завод, их быстро поймали, погрузили в КамАЗы и тоже отправили в тыл с другими пленными.

— 13 апреля Следственный комитет России опубликовал фрагмент допроса заместителя командира 36-й отдельной бригады морской пехоты ВСУ Ростислава Ломтева. Что произошло с командиром бригады?

— Комбриг сбежал. Я думаю, это произошло, когда морпехи пытались прорваться с завода. Когда командование исчезает, люди чувствуют себя сиротами, дисциплина в подразделениях шатается. Предполагаю, что в том числе и из-за этого больше тысячи оставшихся морпехов решили сдаться.

Что касается замкомандира, то, конечно, к нему сейчас повышенное внимание со стороны наших спецслужб, с ним работают. Но человек периодически всплывает перед репортёрами, он находится в нормальном состоянии: без синяков и ссадин, не запуган, не затравлен.

— По данным Минобороны, среди пленных морпехов — 47 военнослужащих-женщин. Какие должности они занимали в бригаде?

— По их словам, они служили там санитарками, связистками, сотрудницами вещевой, финансовой служб. Есть женщины, которые несли службу в подразделениях секретной отчётности.

Но надо понимать, что их слова не обязательно правдивы. Может быть, кто-то официально числился медсестрой, но был снайпершей. Может быть, есть те, кто находился при командирах в романтическом статусе. Правоохранители будут ещё разбираться, кто и чем занимался на самом деле.

Как правило, все морпехи заявляют, что они водители, повара, и тщательно скрывают, что могли обслуживать артиллерию, миномёты, реактивные системы залпового огня. Они говорят: «Я не стрелял, я ничего не видел».

  • Один из военнопленных морпехов, по данным Сладкова, — гражданин Великобритании.
  • © Фото из личного архива Александра Сладкова

— Вы находитесь в зоне боевых действий с самого начала спецоперации и видели уже немало пленных украинских военных. Как вы оцениваете их экипировку, в частности у морпехов?

— Многие из тех, кто сдался 12 апреля, были одеты в гражданскую одежду. Все они говорят, что их форма якобы сгорела. Я думаю, что это лукавство: если бы она действительно сгорела, они бы и сами были в плохом состоянии. Но выглядели они очень неплохо, так сказать, по-спортивному. Видимо, они переоделись в гражданское заранее, когда планировали сбежать с завода.

У морпехов 503-го батальона из этой же 36-й бригады, которые сдались в плен 4 апреля, экипировка была великолепная: они вышли сдаваться, имея при себе боевое оружие, полный боекомплект, сухой паёк, документы, телефоны.

Те немногие сбежавшие, которых поймали в городе после авиаударов по колоне украинской бронетехники 12 апреля, были в отвратительном состоянии: одеты в какие-то женские домашние халаты, обмотаны простынями, у них плохо пахло изо рта и вообще от них воняло. Их тоже отвезут в пенитенциарные заведения, им там будет полегче. 

— Среди сдавшихся в плен были иностранные наёмники или инструкторы?

— Был как минимум один англичанин — Эйден Эслин. Я его сфотографировал, хотя тогда ещё не знал, что он иностранец. Слева от него в шеренге стоял хамоватый пулемётчик, мы с ним пообщались, потом со мной заговорил ещё один морпех, справа от Эслина. А сам он молчал всё время. Уже потом я понял, что эти двое отвлекали моё внимание от англичанина.

— У сдавшихся в плен морпехов много иностранного оружия и экипировки?

— По экипировке не только пленных, но и погибших видно, что одежда, обувь и оружие у них в основном западного производства. Гранатомёты производства США, полный парк иностранного снайперского оружия, в том числе британская винтовка Arctic. Но есть, кстати, и советские образцы.

Все 267 морпехов 503-го батальона, которые сдались в начале апреля, вышли в военных костюмах Carinthia: они очень дорогие, одна только куртка от него стоит около тысячи долларов.

Если говорить в целом об экипировке морпехов, то у них очень хорошая обувь. Средства защиты и ножи — важное оружие для матроса — среднего качества. Всё примерно так же, как у нас, только у нас всё отечественного производства.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

Андрей Шутько, журналист и репортер Anticwar.ru. Об армии он пишет более 15 лет. Несколько раз он был военным корреспондентом в Афганистане.

andreyshutko7@gmail.com