Сколько жизней спасла вакцина от COVID-19

Эпидемиологи из Великобритании выяснили, что массовая вакцинация населения Земли от коронавирусной инфекции уменьшила число ее потенциальных жертв примерно на 20 млн. Следует из их выводов в статье в журнале Lancet Infectious Diseases

Мы провели пока самую полную оценку того, как вакцинация от COVID-19 повлияла на человечество на глобальном уровне. Важно подчеркнуть, что около 7,5 млн спасенных жизней приходится на вакцины, распределенные в рамках программы COVAX, которая была запущена ВОЗ для обеспечения равного доступа к прививкам, — заявил научный сотрудник Имперского колледжа Лондона Оливер Уотсон.

После начала пандемии ученые из России, США, Китая и множества других стран мира разработали несколько десятков вакцин, существенно снижающих риск заражения SARS-CoV-2 и вероятность развития тяжелых форм COVID-19. По статистике ВОЗ, медики ввели в организм пациентов свыше 12 млрд доз, причем в некоторых странах мира охват вакцинации составляет свыше 90%.

Уотсон и его коллеги получили первые оценки того, как массовая вакцинация населения повлияла на частоту смерти пациентов от COVID-19 на глобальном уровне. Для этого ученые объединили и проанализировали данные по числу привитых людей и уровню заболеваемости, которые собрали специалисты профильных ведомств в 185 странах — участницах ООН.

Напомним, что в Узбекистане нашли самый заразный штамм коронавируса.

В июньском номере «Ъ-Науки» мы рассмотрели ситуацию с разработкой вакцин против ковида и ход вакцинации в мире. Пришло время посмотреть, как вакцинация повлияла на развитие пандемии.

На графике, взятом с сайта Университета Джонса Хопкинса, США, который собирает данные по всему миру о пандемии и вакцинации, представлены результаты понедельного отслеживания заболеваемости, смертности и хода вакцинации в мире и в разных странах.

На прививку!

Из первого, желтогографика видно, что наступает стабилизация очередной волны пандемии с одновременной стабилизацией смертности и еженедельных темпов вакцинации. В то же время этот последний подъем заболеваемости обусловлен практически полностью мутантным вариантом «дельта», который более чем в 200 раз продуктивнее, чем предыдущие варианты вируса, и который немного хуже профилактируется существующими вакцинами.

На следующем графике показаны аналогичные данные для Великобритании.

И видны отличия. Во-первых, последний подъем заболеваемости сопровождается намного меньшим ростом смертности. Связано это с большим — более 72% — охватом населения Великобритании вакцинацией (привиты как минимум одной дозой). Вакцинация, если и не защищает на 100% от заражения в условиях доминирования варианта «дельта», сильно снижает тяжесть и смертность от ковида.

Темпы вакцинации в Великобритании снизились, и это неудивительно, так как осталось привить менее 30%. Среди оставшихся невакцинированными граждан много детей. Правда, там, в отличие от России, уже разрешена вакцинация детей с 12 лет, и это сделано очень вовремя, так как вариант «дельта» в существенно большей степени их поражает, чем исходный вариант вируса.

А теперь посмотрим на аналогичный график для России.

Основные производственные мощности для разных типов вакцин

Бросается в глаза сильный подъем смертности вместе с подъемом заболеваемости. Это, конечно же, в первую очередь связано с намного более скромным охватом вакцинации: в России хотя бы одну дозу вакцины получили всего-то около 30% граждан. Кроме того, вакцина «Ковивак» до сих пор не разрешена для лиц старше 60 лет, а применение вакцины «Спутник лайт» только 20 августа расширили на эту же категорию граждан. А ведь именно эта категория обуславливает основную смертность от ковида!

Ну и, конечно, темпы вакцинации в России крайне огорчительны для страны, которая первой в мире зарегистрировала вакцину против коронавирусной инфекции. О причинах этого многое сказано в моей предыдущей статье в июньском номере «Ъ-Науки» и будет сказано ниже.

Заразы от альфа до омега

Эволюция характерна для большинства плюс-РНК-содержащих вирусов, и коронавирусы — далеко не самые быстро эволюционирующие среди них. Есть как минимум два обстоятельства, ускоряющие эволюцию: протяженная, до полугода, циркуляция вируса у больных лейкозом и протяженная циркуляция вируса у ВИЧ-инфицированных, находящихся в предтерминальной стадии СПИДа.

По всей видимости, именно так отобрались варианты «альфа», «бета» и «гамма».

Кроме того, интенсивное распространение вируса в частично иммунной популяции также может приводить к ускорению эволюции плюс-РНК-вирусов, поскольку их размножение происходит всегда с появлением мутировавших вирусов, и во время интенсивного распространения может произойти отбор наиболее быстро размножающихся или менее вакцин-чувствительных штаммов. Они потом вытесняют остальные штаммы.

Похоже, вариант «дельта» образовался именно так. Выявляют штаммы, а потом варианты вирусов (вариант — совокупность штаммов, объединенных общими признаками) путем массового секвенирования их геномов и анализа полученных нуклеотидных последовательностей. Лидирует в этом анализе Великобритания, ученые которой секвенируют геном вирусов практически от каждого восьмого больного.

В настоящее время группа специалистов, работающая под эгидой Всемирной организации здравоохранения, делит варианты вируса на три группы (первая — самая опасная):

1) варианты, вызывающие озабоченность (Variants of Concern), таких вариантов сейчас четыре («альфа», «бета», «гамма» и «дельта»);

2) варианты, вызывающие интерес (Variants of interest), их стало пять («эта», «йота», «каппа», «лямбда» и добавился «мю»);

3) варианты, которые необходимо отслеживать (Alerts for monitoring), их сейчас 11.

Особую озабоченность вызывают следующие четыре основных варианта с аминокислотными заменами в белке S коронавируса.

Во-первых, вариант из Великобритании — «альфа» (В.1.1.7), он очень быстро распространялся. Замена N501Y в рецептор-связывающем домене (RBD) повышает степень связывания с человеческим рецептором — ангиотензин-превращающим ферментом ACE2. Делеция в гене S-белка 69–70del, что могло привести к уклонению от иммунного ответа. Замена P681R примыкает к сайту расщепления протеазой фурин.

Компании Pfizer и Moderna разработали варианты вакцин против этого и южноафриканского варианта.

Существующие вакцины, хотя и защищают от заболеваний, вызванных вариантом «дельта», в меньшей степени, чем от исходного, уханьского варианта, кардинально уменьшают тяжесть заболевания: смертность у вакцинированных от этого варианта в сотни раз меньше. Так что вакцинация со всей очевидностью предельно минимизирует смертность, выполняя основное свое предназначение.

Авторская прививка

Я сам вакцинировался 27 августа вакциной «Спутник лайт», потому что болел, хотя и легко, ковидом в начале декабря 2020 года. Но титры антител постепенно падали, и в конце июля я решил, что стоит ревакцинироваться. Три дня после укола у меня болела рука, если ее поднимать. Температуры не было. Боль в месте инъекции исчезла на восьмой день после прививки. Буду проверять титры антител через месяц после прививки, я и до этого их титр проверял каждые один-два месяца.

В отношении вариантов «мю» и «лямбда» необходимо отметить, что они возникли в Перу и Колумбии в конце 2020-го — начале 2021 года, позже варианта «дельта», и заметно распространились пока только в Южной Америке, куда вариант «дельта», самый сейчас распространенный в мире, попал совсем недавно. В Северной же Америке продолжает супердоминировать (более 90%) вариант «дельта», а вариант «мю» выявляют в 0,1–0,2% случаев. Некоторые ведущие ученые США считают, что варианты «мю» и «лямбда» не смогут вытеснить вариант «дельта» из-за того, что вариант «дельта» намного быстрее и до больших концентраций размножается в организме человека. С этим трудно не согласиться: вернее всего, невозможно еще усилить сайт расщепления протеазой фурин, чем у варианта «дельта». Но тщательно мониторировать нынешние и новые варианты SARS-CoV-2 надо, прогностические возможности современной молекулярной вирусологии ограничены.

Последние новости:  Как изменится внешний вид животных и человека в результате глобального потепления

Пик глупости

В большинстве стран мира приоритеты в отношении вакцинации таковы:

1) люди старше 60 лет;

2) люди с иммунодефицитными состояниями и больные серьезными хроническими заболеваниями;

3) работники медицинских лечебных учреждений;

4) работники социальных служб.

Организация вакцинации в России регламентируется приказами Минздрава. Приказом Минздрава от февраля 2021 года утверждены изменения в национальный календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям в части отнесения вакцинации населения от ковида к приоритетной категории.

В группу приоритета первого уровня включены граждане в возрасте 60 лет и старше, а также граждане, проживающие в городах с численностью населения 1 млн и более. А также в приоритетах вакцинации работники медицинских и образовательных организаций, организаций социального обслуживания и МФЦ, граждане, проживающие в организациях социального обслуживания, граждане, имеющие хронические заболевания (бронхолегочной, сердечно-сосудистой систем, сахарный диабет, ожирение).

А теперь — об истоках отрицания достижений вакцинологии и вообще прогресса в здравоохранении. Среди людей высокообразованных и интеллигентных бытует мнение, что антипрививочники — просто необразованные люди.

Это слишком примитивное мнение. Антипрививочные настроения свойственны людям самого разного уровня образования. Многие из тех, кто сопротивляется прививкам и вообще доказательной медицине,— хорошие специалисты, успешные руководители или влиятельные политики. Яркий пример: Стив Джобс умер, пытаясь вылечить рак поджелудочной железы при помощи нетрадиционной медицины, хотя в момент обнаружения опухоли ее можно было просто вырезать.

Судя по всему, антипрививочные настроения — не в отсутствии знаний, а скорее в неумении ими пользоваться. В психологии есть эффект Даннинга-Крюгера: уровень уверенности человека в своих знаниях зависит от реального уровня знаний нелинейно. Когда человек только начинает что-то изучать, например, впервые самостоятельно выезжает на машине за рулем, он склонен быстро набирать уверенность. После первых нескольких успехов во вполне рядовых задачах человек начинает ощущать себя настоящим профи, способным на все в выбранной области.

Это состояние психологи называют «пиком глупости». Человек еще не знает достаточно, чтобы понять, что именно он не знает. Проблема «пика глупости» состоит в том, что с него очень болезненно слезать. Дело в том, что за ним следует «долина отчаяния». Когда человек начинает понимать настоящую сложность того явления, в которое он попадает или которое он изучает, огромность задачи начинает его подавлять и достижение цели кажется невозможным. Вернее всего, именно это является причиной того, что люди бросают многие занятия почти сразу после начала тренировок. Когда же тебя в «долину отчаяния» начинают тащить другие люди, например, эксперты начинают доказывать тебе, что ты не прав насчет вакцин, это вызывает неприятие и даже ярость.

Самый влиятельный антивакцинатор

Проблема принятия прививок не только в том, что обычные люди мало о них знают, но считают, что знают о них как раз достаточно, чтобы решить, что они знают всё. Если они чего-то не знают, то это или отметается как несущественное, либо «ну я же говорил, что от нас скрывают». В итоге получается, что человек спорит с экспертами, как ему кажется, на равных. А это категорически не так.

Есть и еще один источник антивакцинаторских настроений. Основная масса современных вакцин изобретена в 1980–1990-е годы. Основные прививки делают детям до семи лет. Эти прививки исключили большинство эпидемий. И поколение людей, которым сейчас 30–40 лет, не помнят о прививках, которые им сделали до семи лет, и не знают, что такое эпидемии.

К сожалению, есть такие явления, как поствакцинальные реакции, побочные реакции и, хотя и редко, осложнения.

Но в любом случае прививки в тысячи раз уменьшают заболеваемость инфекциями и в миллионы раз уменьшают смертность от них. Сомневающимся полезно посмотреть относительные частоты последствий заболеваний и прививок, из которых очевидно, что прививки спасают миллионы жизней.

Относительные частоты последствий заболеваний и прививок, из которых очевидно, что прививки спасают миллионы жизней

Сомнения в вакцинах (vaccine hesitancy) — очень серьезное эпидемическое заболевание. В 2019 году ВОЗ впервые включила его в список главных угроз здоровью человека в мире. Современной вакцины против него пока не придумали, а старая, которая вырабатывала у человека с детства веру в добрые намерения и могущество науки, сейчас, к сожалению, не работает.

Сергей Нетесов, член-корреспондент РАН, доктор биологических наук, профессор, Новосибирский государственный университет

В России завершился период нерабочих дней, объявленный в связи с ростом заболеваемости коронавирусом. Большая часть ограничений в Москве и регионах была отменена, однако говорить о том, что эпидемия закончилась, пока рано, считают врачи. О том, как сделать борьбу с вирусом успешной и насколько поможет в этом деле масштабная вакцинация, в интервью «Вечерней Москве» рассказал микробиолог, научный руководитель НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова, академик РАН Виталий Зверев.

Виталий Васильевич Зверев является одним из ведущих специалистов в области молекулярной биологии и вирусологии. Под его руководством были внедрены и разработаны 19 диагностических и противовирусных препаратов. Он — автор национальной программы борьбы против ВИЧ-инфекции.

«Вирус приспосабливается»

— Виталий Васильевич, как думаете, когда мы победим

COVID-19?

— Неправильно говорить, что мы победим этот вирус. Коронавирус — это инфекция, которая пришла к нам навсегда. Мы никогда от нее не избавимся, это невозможно. Мы сможем ее только поставить под контроль. В идеале это будет как с гриппом: прививка и сезонное течение, если ничего не изменится. Но дело в том, что сейчас все используют вакцины, основанные на одном и том же: на поверхностном белке коронавируса. И новые варианты инфекции появляются не просто так. Мы давим вирус, и он приспосабливается, меняется, чтобы не попасть под вакцину.

А разные виды вакцин дают разный иммунный ответ. Есть, например, живая вакцина от кори. Когда организм реагирует не на один белок. Тем более не на один его фрагмент, а на вирус целиком. Иммунитет из-за этого вырабатывается полноценный. У некоторых «убитых» вакцин такой же эффект. АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина — прим. «ВМ»), например. Но она дает защиту лет на 7–8. Очень мало вакцин, которые дают иммунитет на всю жизнь к заболеванию. А все вакцины от коронавируса сделаны на S-белке. И почему надо делать прививку через каждые полгода? Потому что организм реагирует на один фрагмент вируса, из-за чего не образуется клеточная память, как при заболевании. В результате каждые шесть месяцев надо стимулировать образование антител.

— А если переболеть и сделать прививку, можно убить клеточную память?

— Нет. Клеточную память не убьете, но про отдаленные последствия никто не знает. Поэтому пока три раза прививаться векторной аденовирусной вакциной, активно используемой в России, нельзя. Вы ведь одновременно прививаетесь и от коронавируса, и от аденовируса 26-го типа. Ко второй инфекции как раз образуется полноценный иммунитет. Это цельный вирус, в котором только один белок коронавируса. И когда вы второй раз делаете прививку, вы можете подстегнуть иммунитет. Но в третий раз иммунная система может на прививку отреагировать как на что-то чужое.

Поэтому, если вы хотите делать ревакцинацию, а прививались «Спутником», нужно другую вакцину ставить: «ЭпивакВакКорона», «КовиВак». Вообще, нужно признать все вакцины. Но при этом я не считаю, что зарубежные препараты лучше.

— Как нам переживать сезонные волны пандемии, не прибегая к ограничениям?

— Они не сезонные, они поведенческие. Прошлогоднюю декабрьско-январскую вспышку коронавируса в Англии связывали с появлением нового варианта вируса. Стали разбираться — ничего подобного. Новый вариант ни при чем. А дело оказалось в рождественских праздниках и проблемах Brexit. Суда не ходили, поезда не ходили, везде был дефицит товаров, а толпы людей находились в магазинах, никто ничего не соблюдал. В результате — вспышка заболеваемости. Потом Рождество прошло, новый вариант остался, а вспышка ушла.

Последние новости:  Илон напомнил об опасности искусственного интеллекта картинкой

Дело в том, что возникают новые варианты в тех странах, где интенсивно проводят вакцинацию: в Индии, Бразилии, Великобритании. Там очень сильно прививали людей. И здесь есть ошибки в проведении вакцинации. Прививать людей надо не повально, а организованно. Если бы в начале выработали нормальное количество вакцины, а потом бы начали прививать по контингентам, то не было бы тех же антивакцинальных настроений.

— Надо ли обвинять противников вакцинации в введении ограничений, в росте числа заболевших? Насколько значима их позиция?

— Мне кажется, их позиция не очень значима. Я бы не сказал, что они играют большую роль. Проблема противников вакцинации не российская. Она существует во всем мире и была актуальна еще до пандемии коронавируса. Здесь важно то, как мы себя ведем — те, кто говорит о вакцинации, и кто ей занимается.

— Ни одна из существующих вакцин от коронавируса не обладает 100-процентной эффективностью. Их эффективность в лучшем случае составляет процентов 70. Кроме того, придумали волны пандемии. Потому что при гриппе всегда две волны: осенью и перед весной. И при гриппе привитые люди не умирают от гриппа. Человек может заболеть, но никогда не умрет. Но бывает, что прививка не работает. Она эффективна процентов на 80. Оставшиеся 20 процентов людей болеют легко. Здесь считается то же самое: те, кто привился, болеют легко. Однако пока это не доказано.

— Как изменился COVID-19 за два года? Мутации существенно отличаются друг от друга?

— Нет. Вакцины, по идее, должны помогать против всех вариантов. Другое дело, меняется участок связывания с рецептором. А этот рецептор вовсе не для вируса. Он существует для очень важного фермента клеточного, который участвует в нормализации давления. Это очень важный, серьезный рецептор. Сейчас сродство вируса с рецептором ближе. Он может быстрее распространяться, более эффективно действовать, нужна меньшая доза заражения для развития заболевания. Но, на мой взгляд, если делать вакцину, ее неправильно делать, ориентируясь на этот участок. Во-первых, под давлением вакцин вирус меняется. Во-вторых, если вы делаете вакцину и у вас образуются антитела на тот участок вируса, который связан с рецептором, то тогда эти же антитела могут взаимодействовать и с этим самым человеческим белком, ангиотензинпревращающим ферментом и блокировать его.

Сколько жизней спасла вакцина от COVID-19

Сколько жизней спасла вакцина от COVID-19

Опять же, почему не болеют дети. Потому что у них рецепторов очень мало. И надо их оставить в покое, их вообще не надо вакцинировать. Да, дети болеют и умирают. Но таких детей, которые умирают, вообще нельзя вакцинировать ничем и ни от чего. Это дети с тяжелой «хроникой», с нарушенным здоровьем. Таких детей надо беречь и лечить правильно.

— Мое мнение не изменилось. Если правильно с вирусом бороться, сделать правильным лечение людей и вовремя его начинать, то смертность можно будет снизить до десятых процента. Так и должно быть.

— Какие инфекции нам грозят в будущем?

— Да любые. Это только третий приход коронавируса в нашу популяцию за последние 20 лет. В 2002–2003, в 2009–2010 годы. В Мировом океане, например, огромное количество вирусов: 60 галактик, если одно с другим сложить. А мы знаем 10 процентов, не больше. Может случиться все что угодно, особенно могут к нам попасть те вирусы, которые имеют нескольких хозяев. Если вирус не человеческий, как корь, то его можно ликвидировать. А как ликвидировать коронавирус, если у него может быть резервуар в природе, когда вся планета заражена и когда нет эффективных вакцин? Надо с ним научиться жить. Мы же с гриппом научились — и ничего.

Ну да, кто-то умирает. Мне вот говорят, что все привитые умрут. А непривитые?

— Никуда. Здесь все очень просто. Что происходит с вирусом гриппа? В Китае и Юго-Восточной Азии в целом огромная кухня. А вирус гриппа поражает не только людей, но и птиц, тюленей, моржей, а самое главное — свиней и домашнюю птицу, особенно уток. И если у человека эпидемии вызывают всего три варианта вируса, то у птиц этих вариантов больше 40. А всего может быть 150 вариантов вируса гриппа по основным белкам. Что такое «испанка»? H1N1 — гемоглютенин первого типа и нейроминидаза тоже первого типа. Всего гемоглютенинов 15 видов, а нейроминидаз — 10. И вот пришел тогда H1N1 во время Гражданской войны, Первой мировой войны, и переболело им полмиллиарда человек. В результате создался коллективный иммунитет. И на следующий год те, кто переболел этим вариантом гриппа, уже не болели. Он просто ушел.

Сколько жизней спасла вакцина от COVID-19

Сколько жизней спасла вакцина от COVID-19

— А если от COVID-19 умрет столько же людей, появится ли коллективный иммунитет?

— Не будет такого, что 20 миллионов умрет от коронавируса. Я даже не думаю, что от него в мире пять миллионов человек умерло. Тут как в анекдоте: «Два огнестрельных ранения, а причина смерти все равно — COVID». Это не грипп. Грипп мутирует в 30 раз чаще, чем коронавирус. Но периодически появляется новая версия. Пришел в начале прошлого века H1N1, большинство им переболело. Потом появились вакцины, стали людей прививать от инфекции. Ведь когда грипп приходил, болели десятки, сотни тысяч человек. По сравнению с ковидом, в начале 1970-х, когда пришел новый вариант гриппа, в Москве только за один январский день за медицинской помощью обратились более сотни тысяч человек с гриппом. Где пять тысяч сегодняшних случаев коронавируса в день, а где больше сотни тысяч? Ничего, справились.

И когда приходит новый вариант, у него меняется ген, ни одного человека нет, кто к нему иммунен. А что касается высокой смертности от «испанки», на это повлияло состояние здоровья всех людей в начале прошлого века, потому что еще были сыпной и брюшной тиф, недоедание и голод в условиях военных действий.

— Что было бы с планетой, если бы сейчас не было вакцинации?

— Благодаря вакцинации мы обрели 20 дополнительных лет, как подсчитали американцы. С коронавирусом нельзя делать скоропалительных выводов.

— Надо было. Но можно было поступить и по-другому. Чем отличается карантин от локдауна? При карантине изолируют больных, а при локдауне — здоровых. Когда в школе был карантин, больных забирали в больницу, а здоровых ни в чем не ограничивали. Они просто уходили домой. Я свою студенческую жизнь начинал борьбой с холерой в Волгограде. Нас бросили туда. Мы изолировали больных и не дали болезни распространиться на соседние территории. А во время локдауна закрывают здоровых, которые теряют здоровье, сидя дома.

— В чем сложность признания вакцин со стороны Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Европейского агентства по лекарственным средствам (ЕМА)?

— Коммерческий вопрос. Это огромные деньги. Никто не хочет чужаков пускать на свой рынок. Поэтому у нас такие сложности с ВОЗ и ЕМА. Эффективность же ни тех, ни других вакцин еще никто не доказал.

Фото PhotoXPressru

Около 40% жителей Санкт-Петербурге к середине ноября привились двумя компонентами вакцины от коронавируса. Такой процент вакцинированных глобально не влияет на распространение инфекции, заявили эксперты научно-технологической конференции Futuremed, прошедшей в Петербурге. По словам молекулярного иммунолога, научного сотрудника Института молекулярной биологии имени В. А. Энгельгардта Аполлинарии Боголюбовой, минимальный порог иммунизации для достижения коллективного иммунитета относительно первичного штамма COVID-19 — около 65%, относительно «дельта» штамма — более 80%.

Последние новости:  Развеян популярный миф о том, что нужно делать при болях в спине

С начала массовой кампании по вакцинации от «ковида» прошёл почти год, однако заметная часть петербуржцев по-прежнему не поддерживает идею привиться от COVID-19. Петербургские работодатели рассказывают о случаях, когда сотрудники увольняются и уходят из сферы, где введена обязательная вакцинация. Даже в ходе опроса, проведённого среди участников Futuremed (большинство из них — врачи, инфекционисты, молекулярные биологи), выяснилось, что 17% из всех участников конференции выступают против вакцинации.

На дискуссии «Вопросы «антипрививочников» к тем, кто за прививки» эксперты проанализировали, какие аргументы используют противники вакцинации, когда объясняют свою позицию, и привели к ним контраргументы. Примечательно, что никто из врачей не решился выступать на стороне «антипрививочников», вопрос от их лица задавал ведущий.


Антонина Обласова, биолог, директор АНО по поддержке и развитию вакцинопрофилактики «Коллективный иммунитет»: «Времени на испытания действительно было немного. Но, благодаря разработкам векторных технологий, которые уже были в стране, была возможность создать вакцину от коронавируса за несколько недель. По сокращенному пути, вне очереди, вакцины прошли (некоторые продолжают проходить — ред.) испытания.

Важно то, сколько денег было вложено в разработку вакцин. Потому что деньги — это скорость (они позволяют привлечь много ученых, которые будут разрабатывать и тестировать вакцину). Когда мы говорим о разработке какой-то обычной вакцины от болезни, которая с нами и так давно, денег на создание таких препаратов выделяется не так много; и этим занимаются какие-то отдельные ученые. С вакциной от коронавируса иначе. Когда все ученые мира накидываются на решение одной проблемы и у них есть ресурсы для этого, то получается совершенно другая картина».

По оценкам центра Гамалеи, создание вакцины «Спутник V» стоило 1,5 млрд руб.


Валентин Ковалев, врач-инфекционист, педиатр, врач кабинета специфической иммунопрофилактики Lahta Clinic: «Тут надо понимать, как ведётся статистика, как ведутся расследования поствакцинальных осложнений. У нас этим занимаются органы санэпиднадзора, учитываются все неблагоприятные последствия, которые произошли в период после вакцинации. Наше основное правило, которое не любят «антивакцинаторы», — «после» не значит «вследствие». Человек может привиться в инкубационном периоде, тяжело заболеть и умереть как от коронавируса, так и от другой инфекции. В таком случае вакцина просто не успела сработать. Также надо понимать, что полноценный иммунный ответ развивается через 40 дней после вакцинации. Если в этот период человек контактировал с коронавирусом и заболел, у него нет защиты. Такой человек может попасть в статистику [смертей после вакцинации] — и возникают различные сказки: «Человек привился, а завтра взял и умер. Несомненно, это случилось после вакцинации».

Антонина Обласова: «Приведу простой пример. В мегаполисах России ежедневно сто человек умирают от инсульта. Если мы привьём всех в одном городе, то сколько человек в день среди привитых будет умирать от инсульта? Если это тоже сто человек, то вакцина никак не повлияла. Сегодняшние исследования дают нам возможность утверждать, что прививка не вызывает аутизм, не вызывает ДЦП, не вызывают инсульта, потому что частота [смерти от этих болезней] не меняется после вакцинации».


Валентин Ковалев: «Вакцина направлена на создание иммунитета к определенному белку коронавируса, который в принципе не изменен. Поэтому, несмотря на мутации самого вируса, мы видим довольно высокую эффективность препаратов. Например, с гриппом это не так. Этот вирус меняет белки, которые отвечают за иммунный ответ, каждый год. Поэтому каждый год создаётся новая вакцина, а перед этим анализируется сам вирус, который идёт с Южной Азии. У коронавируса же S-белок — это стабильная структура, она и не меняется, несмотря на появление новых штаммов».


Антонина Обласова: «Мы не можем дать прогноз для каждого конкретного человека. У непривитых в популяции шанс заразиться равен 100%, потому что рано или поздно мы с вирусом столкнёмся. Вакцинация снижает этот риск. Мы видим, что против заражения наши имеющиеся на сегодня вакцины, возможно, не так эффективны. Но эффективность вакцинации не только в предотвращении заболевания. Это ещё и предотвращение тяжелого заболевания, смертельного заболевания. И у нас есть другие вакцины, которые не спасают от заражения. Например, вакцина от туберкулёза всего лишь помогает младенцам не умереть от этой болезни. Мы не всегда можем создать идеальную вакцину, которая может защитить нас и от инфицирования, и от тяжёлого течения. Но мы можем предотвратить некоторое количество случаев. В среднем в популяции риск заразиться [коронавирусом] после вакцинации снижается на 70-90% — и это довольно много».


Валентин Ковалев: «Иммунная система — это довольно мощная саморегулирующая система. Многие иммунологи призывают вспомнить российскую вакцину АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина — ред.), которая содержит порядка 3 тыс. различных антигенных белков. То есть, ребёнок в 3 месяца получает порядка 3 тыс. этих белков — и ни у кого не возникает мысли, что у него идёт перегрузка иммунной системы. Возьмём современные вакцины для детей, например, пентаксим — там порядка 15 антигенных белков. Вакцинация несомненно стимулирует работу иммунной системы, и наша иммунная система способна сталкиваться с большим количеством антигенов и адекватно вырабатывать антитела к каждому антигену. Поэтому то, что иммунная система как-то разрушится из-за вакцинации или ревакцинации от коронавируса — это просто страх.

Что касается пациентов с иммунодефицитом, то проблема не в том, что вакцинация вызовет у них усугубление иммунодефицита, а в том, что у них может быть недостаточного ответа на вакцину. Например, пациенты с болезнью Брутана просто не вырабатывают антитела, поэтому их можно вакцинировать каждый месяц — результата не будет никакого».


Валентин Ковалев: «Я знаю многих врачей, которые за последние годы не болели, которые скептически относились к вакцинации. Они говорили: «Я каждый день принимаю пациентов с коронавирусом, я вожу людей на КТ и не болею». И недавно один такой врач только выписался из Пискарёвки (на Пискаревской улице расположен корпус инфекционной Боткинской больницы — ред.) и находится в совершенно разбитом состоянии. Думаю, выводы о вакцинации у него совершенно другие».


Антонина Обласова: «Даже если мы не знаем каких-то подробностей о гипотетических, возможно, долгосрочных последствиях вакцины, то мы выбираем не между абсолютной безопасностью и реализацией вот этих гипотетических рисков. Мы выбираем между тем, чтобы заболеть и совершенно точно получить риски сейчас и, возможно, в будущем; и вакцинироваться, защитив себя сейчас, и получить какие-то маленькие скромные риски после вакцинации.

Все вакцины от «ковида» — не живые, они в организме не размножаются, не вызывают инфекционного процесса. А коронавирус, который попадает в нос, он размножается, распространяется по всему организму. И в матке, и в яичниках ему очень понравится, так как там есть клетки с рецепторами, через который он может пробраться. Вакцина туда не проникает. Потому что мы вводим её внутримышечно, и мы не размножаемся дельтовидной мышцей. Более того, аденовирусы, которые используются в векторной вакцине, не умеют встраивать свою генетическую информацию в геном клетки, которую они заражают. Мы как раз и пользуемся особенностью этих вирусов — одалживаем у них оболочку, чтобы доставить информацию о «ковиде» в организм и получить антитела».

Справка

Futuremed — ежегодная научно-технологическая конференция, посвященная новым достижениям в медицине. В этом году доклады ученых и врачей были посвящены вакцинации, иммунитету, генетике и социально-психологическому настроению в обществе. Организатором конференции выступает медицинская компания «Инвитро».

Оцените статью
( Пока оценок нет )