Подпишитесь на наш телеграмм канал про спорт и заработок

Последняя любовь Шостаковича: история отношений композитора и его супруги Ирины

* *

— Это была ваша первая любовь?

— Сначала он вас полюбил?

— Думаю, взаимно. Мы лет пять-шесть были знакомы. Было какое-то влечение.

— Я работала литературным редактором в издательстве «Советский композитор», когда там печаталась его оперетта «Москва, Черемушки». Один из авторов либретто сделал по моей просьбе поправки, я пришла согласовать их и передать еще один текст, с предложением автора: написать дополнительный музыкальный номер. Дмитрий Дмитриевич сказал: я больше ничего писать не буду. Даже читать не стал. Прошло много времени. Был пленум композиторов, там играли симфонические миниатюры Кара-Караева к «Дон Кихоту», я хотела послушать и просила сослуживца, члена Союза композиторов, провести меня. Он обещал, а потом звонит: сегодня было партсобрание, я сказал, что болен, так что идти не могу, я попрошу Дмитрия Дмитриевича провести вас. Он провел. Я думала, он пойдет по своим делам, но он прошел со мной в зал, мы сели, и в этот ряд никто больше не сел, что меня поразило, а в зале много знакомых, идут по проходу и все смотрят на нас.

— Однажды был пустой ряд, в те дни, когда он подвергся сокрушительному разносу, и никто не захотел сесть рядом.

— Это другая история. Он мне нравился, и я ему, наверное, нравилась, но… А потом он позвал меня прийти к нему на Кутузовский. Я пришла. И он объяснился. И довольно быстро сделал мне предложение, а я так же быстро сказала, что это невозможно.

— Потому что возраст, его дети — почти мои ровесники. Потому что знаменитость, будут говорить: поймала… Прошел еще год, когда мы не виделись. А потом встретились и — сразу оба пошли навстречу друг к другу.

— А как дети вас приняли?

— Он, не знаю, каким образом, дал понять, что если обидят меня, обидят его. Я с Галей и Максимом на вы.

— А с Дмитрием Дмитриевичем быстро перешли на ты?

— И вас не смущало, что он вдвое старше?

— Знаете, он был очень очарователен. Ясно, что такие люди не вдруг встречаются на свете.

* *

Первый раз он собрался жениться совсем юным. На Тане Гливенко, дочери известного филолога. Познакомились в Крыму. Мама, с которой Митя был крайне близок, не допустила брака. Не жаловала она и вторую любовь Мити — Нину Варзар, дочь известного юриста. Колебания Мити были так сильны, что он не пришел на собственную свадьбу. Через полгода помирились и поженились, родились Галя и Максим. Нине он посвятил чувственную музыку «Леди Макбет» («Шостакович, несомненно, главный создатель порнографической музыки в истории оперы», — писала не советская, а американская пресса).

Через три года после смерти Нины Васильевны на каком-то мероприятии он подошел к работнице ЦК комсомола Маргарите Андреевне Кайновой и спросил, не хочет ли она стать его женой. Та удивилась и — согласилась. Через пару лет он сбежит от нее в Ленинград, попросив двадцатилетнего Максима заняться разводом. Когда ее укоряли в том, что у нее постоянные гости, а муж — музыкант, он должен работать, она отвечала: ну и что, что музыкант, у меня первый муж тоже был музыкант — на баяне играл.

«Мою жену зовут Ирина Антоновна… Я совершенно счастлив».

Один из друзей отозвался о ней: «Обворожительная особа».

Это был третий и последний брак Шостаковича.

* *

— Судьба. Что-то ведал, он ведь увлекался хиромантией.

— Я этого не знаю. Может, до войны. Вообще он был ясный человек.

— И притом азартный карточный игрок.

— А почему нет? Он мне даже говорил, что в молодости выиграл в преферанс существенную сумму для покупки кооперативной квартиры.

— А отношения с алкоголем? В ранние годы он лечил этим свои душевные травмы…

— Пил умеренно. За ужином рюмку-другую, за обедом.

— У вас был открытый дом?

— Да, бывало много людей.

— У нас была очень хорошая домработница, Марья Дмитриевна Кожунова. До войны была ее крестная, Федосья Федоровна, потом она, и уже до конца. Она готовила. Когда в 48-м музыку Дмитрия Дмитриевича перестали играть, в семье совершенно не стало денег, Федосья Федоровна и Марья Дмитриевна собрали все, что заработали в этой жизни, и пришли к Дмитрию Дмитриевичу: возьми, будут деньги — отдашь.

— А потом Сталин подарил ему сто тысяч…

— Этого я не знаю. Но Дмитрий Дмитриевич смешно рассказывал, как он ехал в трамвае, вошел потомок Римского-Корсакова и на весь трамвай закричал: а правда, что Сталин подарил вам сто тысяч, чтобы вы не огорчались? Дмитрий Дмитриевич повернулся и выскочил из трамвая на ближайшей остановке.

* *

Когда был объявлен конкурс на гимн, в котором приняли участие 40 поэтов и 165 композиторов, Сталин решил, что в финал выйдут пять гимнов: генерала Александрова, руководителя Краснознаменного хора Красной Армии, грузинского композитора Ионы Туския, отдельно Шостаковича и отдельно Хачатуряна и их же — вместе. Это было специальное поручение Сталина, и, судя по всему, шансы имел именно последний гимн. Сталин предложил мелкие поправки, спросив, хватит ли авторам трех месяцев. Шостакович быстро ответил, что и пяти дней довольно. Ответ не понравился Сталину. Он, видимо, считал, что нужен долгий, кропотливый труд. До этого вождь критиковал Александрова за инструментовку, а тот в ответ: это все Кнушевицкий, я ему поручил. Шостакович остановил его, попросив замолчать: как можно говорить о человеке, которого нет и который является подчиненным по армии! В присутствии Сталина никто не позволял себе подобного. Воцарилось молчание. После чего Сталин сказал: а что, профессор, нехорошо получилось… Но гимн выбрал генеральский.

Сталин играл с Шостаковичем в кошки-мышки, так же, как с Булгаковым и Пастернаком. В 49-м вождю понадобилось, чтобы композитор выехал в США в составе группы деятелей культуры. Композитор наотрез отказался. Вождь сам позвонил ему: почему отказываетесь? Услышав ссылку на здоровье, пообещал прислать врача. Тогда Шостакович сказал: что же я поеду, когда моя музыка запрещена? Буквально на следующий день появилось Постановление с выговором Главреперткому и отменой запрета. По указанию Сталина, Шостаковичу предоставлялась новая большая квартира, зимняя дача, автомобиль и деньги в размере 100 000 рублей.

Когда, уже после смерти Сталина, Постановление 48-го года было вовсе отменено, Шостакович, со свойственным ему нервным юмором, позвонил Ростроповичу и Вишневской, чтобы шли к нему скорее пить водку за «великое историческое постановление» об отмене «великого исторического постановления».

* *

— А как случилось, что он подписал письмо против Сахарова, когда на того начались гонения?

— Он не подписывал. Я-то знаю. Действительно, из «Правды» звонили — подписать. Марье Дмитриевне было велено сказать, что нет дома. Один раз — нет, два — нет, где он, на даче, сейчас пошлем машину на дачу. Дмитрий Дмитриевич говорит: давай уйдем из дома. И мы ушли и отсутствовали очень долго, по нашим понятиям, номер уже отправили в печать.

— Сначала на Новый Арбат, смотрели «12 стульев», он не вынес, мы ушли с середины. Потом в «Повторный», там «Двое», где играла Вика Федорова, и какие-то кусочки из его Квинтета звучат… А на следующий день появилось письмо, где среди многих подпись Дмитрия Дмитриевича. Такой образ действий был системой. Так же было с Альфредом Шнитке. Это всех возмутило, Боннэр и других. Поди кому объясни. А сколько писем с ходатайствами о реабилитациях он написал!

— Зощенко говорил о нем как о человеке глубокого внутреннего конфликта: да, он искренний, открытый, но в то же время жесткий, едкий, умный, сильный, деспотичный, очень противоречивый, но только противоречия и рождают великого художника. Он был сложен в общежитии?

— Для меня нет. С разными людьми он был разный.

— А какой он был с вами?

— Нежный. А что касается внутреннего конфликта… Ко мне приходил режиссер: какой, мол, образ Ленинграда избрать, чтобы передать характер Дмитрия Дмитриевича. Я бы сказала, что не только Дмитрий Дмитриевич, но все мы жили на ветру, в Ленинграде бывают такие пронизывающие ветры, вроде и не сильные, но очень холодные. Жизнь на ветру и, соответственно этому, напряжение. Ленинград вообще формирует личность, ленинградцы — это определенный тип. Даже Путин — типично ленинградский человек, в смысле проявления эмоций. А Дмитрий Дмитриевич был еще петербургского воспитания, это предполагает вежливость, сдержанность, точность в поведении.

* *

Вокруг самого Шостаковича сжималось кольцо. Когда после изъятия из репертуара оперы «Леди Макбет», балетов «Золотой век», «Болт» и «Светлый ручей» на него наклеили ярлык «врага народа», до физической расправы оставался один шаг. Тесть был отправлен в лагерь под Караганду. Арестован муж старшей сестры Марии, барон Всеволод Фредерикс. Мария выслана в Среднюю Азию. Компроматом была связь с эмигрантами: сестра матери выехала на Запад в 23-м и состояла в переписке с родней.

Адриан Пиотровский, возглавлявший «Ленфильм», вызвал Шостаковича к себе и предложил написать о взаимоотношениях с арестованным маршалом Тухачевским. Дело было в субботу. «Самым страшным было то, — признавался Шостакович, — что надо еще было прожить воскресенье. Явившись в понедельник, он увидел заплаканную секретаршу: Пиотровского взяли. А 13 июня 1937 года в прессе появилось сообщение о расстреле Тухачевского, с которым Шостакович дружил.

* *

— Вы себя считаете счастливой женщиной?

— Пока он был жив — да, конечно. Очень. Он все брал на себя.

— Есть другая версия: что он был как ребенок.

— Нет. Он определял нашу жизнь — куда пойдем, куда поедем, что будем делать. Чтобы я пошла туда, сделала то или это.

— Как он к вам относился? Как к другу, как к младшей?

— Как к части самого себя.

— То есть это был очень близкий союз?

— Я думаю, что да. Была такая твердая основа. Фундамент крепкий. Что бы ни случалось, мы знали, что стоим твердо. Надежность во взаимоотношениях. И радостей было много.

— Музыку свою он показывал вам, когда заканчивал?

— Он проигрывал для себя. Меня звал послушать: «как у меня получилось».

* *

Закончив потрясающий Восьмой квартет, он, в своей характерной мрачно-иронической манере, сообщил другу: «…написал никому не нужный и идейно порочный квартет. Я размышлял о том, что если я когда-нибудь помру, то вряд ли кто напишет произведение, посвященное моей памяти. Поэтому я сам решил написать таковое. Можно было бы на обложке так и написать: „Посвящается памяти автора этого квартета“… Псевдотрагедийность этого квартета такова, что я, сочиняя его, вылил столько слез, сколько выливается мочи после полудюжины пива».

Вообразите: сочинитель сочиняет реквием самому себе!

Официальное посвящение — «Памяти жертв фашизма и войны».

Читайте еще:  «Анорексия, кожа да кости, страшненько»: Гагарина в бикини изумила поклонников

* *

— А мне посвящена сюита на стихи Микеланджело. На самом деле это ужасно, когда в последней части — две эпитафии, и одна из них — мне. Вот он сидит, живой, теплый человек — и такое пишет голос дрогнул)

— Он назвал темы сюиты: Мудрость, Любовь, Творчество, Смерть, Бессмертие. Он вам это сыграл?

— Сыграл. И посвящение показал.

— Я думала об одном, редко встречающемся качестве — сарказме в музыке. Откуда это у Шостаковича?

— Митя с молодости очень любил Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Зощенко, это первое. А второе… Я была однажды в квартире Ладо Гудиашвили, его вдова, которая когда-то служила ему натурщицей, показывала рисунки, закрытые тканью, сказав, что никому их не показывает. Тогда, когда были «исторические постановления», кампания ведь шла по всей стране, и Гудиашвили тоже ходил на эти собрания-заседания. А вернувшись домой, давал себе волю в сатирических рисунках. Например, лежит прекрасная женщина, и по ней ползают человечки с ножами: уничтожают красоту. От жуткого раздражения все. И Дмитрий Дмитриевич сочинял «Антиформалистический раек» в стол, душу отвести, он же не думал, что это когда-нибудь станет исполняться.

* *

Персонажи «Райка», где высмеяны все партийные бонзы — Единицын, Двойкин, Тройкин. Цитата из любимой Сталиным «Сулико» не оставляет сомнений в адресе пародии.

Во введении к партитуре упомянут Опостылов, под которым выведен один из бессовестных гонителей Шостаковича, музыковед-аппаратчик (сегодня сказали бы: политтехнолог) Павел Апостолов.

Музыка и жизнь сходятся — как фарс и как драма.

21 июня 1969 в Малом зале консерватории — общественное прослушивание необыкновенной Четырнадцатой симфонии. Шостакович, уже очень нездоровый, неожиданно выходит на сцену, чтобы предварить исполнение несколькими словами. В том числе цитатой из Островского, прозвучавшей так: «Жизнь дается нам только один раз, а значит прожить ее нужно честно и достойно во всех отношениях и никогда не делать того, чего пришлось бы стыдиться». Биограф Шостаковича описывает дальнейшее: «Во время этого выступления в зрительном зале неожиданно возник шум: бледный как мел человек покинул зал… И когда в последней части прозвучали слова «Всевластна смерть. Она на страже…», в коридоре консерватории лежали уже лишь останки человека, который за полчаса до того, собрав последние силы, сумел выйти из зала. Это был Павел Апостолов».

* *

— Как уходил Дмитрий Дмитриевич?

— Он болел много лет, не могли найти источник болезни. Говорили, что-то вроде хронического полиомиелита. Клали в больницу. Пичкали витаминами, заставляли заниматься физкультурой. Полгода пройдет — опять. Слабела правая рука, правая нога. Дмитрий Дмитриевич очень страдал, что не может играть на рояле. Когда на него смотрели, нервничал, двигался хуже. Два инфаркта. Потом рак. Опухоль была в средостении, ее не смогли увидеть. Какое-то время я давала ему лекарство на корнях аконита, посоветовал Солженицын, в Киргизии делали настойку, и я попросила Айтматова привезти. Это не вылечивает, видимо, но останавливает развитие опухоли. Известный рентгенолог Тагер посмотрел томограммы и сказал, что все хорошо, ничего нет, я перестала давать лекарство, а очень скоро врачи собрались и сказали: ах, уже ничего нельзя сделать. Он был дома, потом в больнице. Когда сказали, что все плохо, я попросила выписать нас. Потом ему стало плохо, его опять увезли.

— Что я? Я осталась.

* *

Из воспоминаний друга: «К телефону подошла Ирина Антоновна… она говорила со мной как-то отрешенно, стертым звуком, без интонаций…»

* *

— Когда его не стало, я решила, что, пожалуй, буду жить так, как будто он есть, как будто нас двое, и я должна максимально разбираться, как для него лучше во всех ситуациях. Лучше в музыке, поскольку это главное для него. Будь он жив, он сам бы разбирался. А так мне пришлось.

— А вы не хотите написать воспоминания?

— Он сказал однажды: если будешь писать обо мне воспоминания, с того света буду являться. Кому какое дело, как мы жили. Как сумели, так прожили.

Из книги Ольги Кучкиной , по материалам

25 сентября 1906 года родился великий русский композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Его жизнь, как жизнь всякого гения, была странной. Сегодня мы вспомним женщин, оставивших след в судьбе и творчестве знаменитого музыканта.

Татьяна Гливенко

Эта женщина находится на первом месте в списке возлюбленных композитора не только из-за следования хронологическому порядку – Татьяна была самой большой, страстной и длительной любовью Дмитрия Дмитриевича. Ей было столько же лет, сколько композитору, она была красива, имела хорошее образование и легкий характер. Все закрутилось, когда им обоим было семнадцать, и длилось долгие годы. В год знакомства с Гливенко юный Шостакович начал работу над Первой симфонией, которая отражала его сомнения, душевные муки, терзания и противоречия. Симфония была представлена через три года в Петербурге. Эмоции, которые композитор вложил в музыку, появились вследствие болезни Дмитрия – болезни, вызванной любовью. Она появилась как результат бессонницы и переживаний, связанных с Татьяной. Шостакович впал в тяжелую депрессию. Композитор был противоречив: он безумно любил девушку, но прогонял от себя каждую мысль об узаконивании отношений.

Время шло, а Шостакович всё не желал жениться. В письме к своей матери музыкант аргументировал это следующим образом: «любовь – это в первую очередь свобода, а обет, который мы даем перед алтарём – страшная сторона религии. Это чувство не может жить долго, и я не преследую цель вступить в брак». Но 28-летняя Татьяна не разделяла позицию возлюбленного: как любая нормальная женщина, она хотела семью и детей. Вероятно, однажды она поняла, что с Дмитрием Дмитриевичем семьи не получится, и приняла предложение о женитьбе от другого человека. Мужем Гливенко стал молодой химик Берлин, за которого она вышла замуж в 1929 году. Шостакович ни словом не обмолвился о том, что он не желает этой свадьбы. По вполне понятным причинам, это сильно обидело Татьяну, поэтому она решила стереть композитора из своей жизни. Но Дмитрий Дмитриевич обладал странными понятиями о семейной жизни других людей: он писал ей страстные любовные письма, всё ещё признавался в любви, не осознавая, что Татьяна – чужая женщина. Только через три года после Татьяниного замужества Шостакович решился предложить ей руку и сердце, прося покинуть мужа. Женщина не восприняла слова Дмитрия всерьёз, так как была беременна. Окончательный разрыв отношений между ними произошел в апреле 1932 года, когда Гливенко стала мамой и заявила Шостаковичу, что больше не желает его видеть и слышать.

Нина Варзар

Буквально через месяц Дмитрий Дмитриевич женился на молоденькой Нине Варзар. С ней Шостакович прожил более двадцати лет, и она подарила ему сына и дочь. Нина имела образование астрофизика, волевой характер и живой ум. Её карьера могла быть блестящей. Но всё изменил Шостакович: в его представлении о правильной семье главным пунктом являлось то, что жена и дети встречают папу и мужа с работы. Каждый день. До замужества Ниночка любила поиграть на фортепиано, однако после свадьбы перестала это делать. Муж не любил слушать непрофессиональную игру. Нина мало что понимала в музыке, и удивлялась громким аплодисментам на концертах Дмитрия Дмитриевича. Варзар вообще имела идеальный характер жены, которую хотел видеть рядом с собой композитор. Он терпеть не мог пошлость и громкие эмоции, ненавидел давление и конфликты. Но понятно, что брак сильных и умных людей даёт трещины изнутри. Такой трещиной в браке Варзар и Шостаковича стали измены, причем обеих сторон. Дело дошло до развода, однако вскоре они снова поженились. В послевоенное время Нина находилась в Ереване, где и скончалась от рака.

Маргарита Кайонова

Эта женщина олицетворяет собой переходный этап в жизни Шостаковича: он женился на ней практически сразу после смерти Нины Васильевны Варзар, так как не мог управляться с хозяйством. Однако дама не обладала харизмой, не понимала музыку композитора и не смогла заботиться о детях. Кроме того, ходили слухи о том, что Маргарита скрыла от Дмитрия Дмитриевича какие-то важные факты относительно своего прошлого, и это стало причиной развода.

Ирина Супинская

Ирина стала третьей женой композитора. И последней. Она оберегала его от невзгод, окружила любовью, теплотой и домашним уютом. Эта женщина сделала всё, чтобы скрасить последние годы жизни великого русского гения. После смерти Дмитрия Дмитриевича именно она стала хранительницей его наследия.

post-kzrde2ayekz8bnyt2zyz 600x591 157Kb
Великий композитор был удивительным человеком. Он жил в своём собственном мире, но при этом совершенно не выносил одиночества и не был приспособлен к случайным связям. Первый брак композитора был вполне благополучным, но Нина Варзар, его супруга, скоропостижно скончалась в 1954 году. Со второй женой он прожил очень недолго, а третий его брак был воспринят современниками весьма неоднозначно. Но сам Дмитрий Шостакович не скрывал своего счастья.

Переменчивое счастье

Впервые Дмитрий Шостакович влюбился ещё в юности, но сделать предложение своей избраннице Татьяне Гливенко не решался очень долго. Он не желал связывать себя узами брака и искренне удивлялся, как окружающие не понимают, что обеты ограничивают свободу и доверие. В результате Татьяна устала ждать предложение от возлюбленного и вышла замуж за другого.

Читайте еще:  Как выглядели ведущие «Орла и Решки» до славы

И даже тогда, когда Татьяна сообщила молодому композитору о предстоящей свадьбе, он не стал её отговаривать и пытаться вернуть любимую девушку. Он ещё долго писал ей письма, объяснялся в любви и лишь после известия о беременности Татьяны всё-таки сделал ей предложение. Но было уже слишком поздно, девушка не захотела ничего менять в своей жизни.

Вскоре после разрыва с Татьяной Дмитрий Шостакович женился на Нине Варзар, с которой прожил вместе больше 20 лет. Она была астрофизиком, но ради мужа и детей она оставила мечты о блестящей карьере, стараясь максимально посвящать своё время семье.

Рядом с супругой Дмитрий Шостакович чувствовал себя очень защищённым. Нина создавала все условия для творчества своего гениального мужа, ограждала от бытовых проблем и неустанно заботилась о его здоровье и самочувствии. Она даже перестала музицировать, так как играла на пианино непрофессионально, а Дмитрий Дмитриевич, обладавший абсолютным слухом, не любил дилетантство.

У них была по-настоящему счастливая и благополучная семья, а потому в 1954 году, когда Нина Васильевна скоропостижно скончалась, Дмитрий Шостакович чувствовал себя совершенно одиноким и растерянным. Он совсем не умел жить без неё.

А спустя два года после ухода Нины Васильевны он неожиданно сделал предложение работнику ЦК ВЛКСМ Маргарите Кайоновой. Дмитрий Дмитриевич надеялся, что она станет хорошей матерью его уже взрослым детям и верной спутницей.

Но этот брак просуществовал очень недолго. В паре не было ни взаимопонимания, ни того тепла и уюта, к которым привык композитор в браке с Ниной Варзар.

Поздняя любовь

Знакомство Дмитрия Шостаковича и Ирины Супинской длилось шесть лет. Когда же она приняла предложение композитора, девушке было 27, а её будущему мужу – 56. Их первая встреча состоялась в то время, когда Ирина после окончания филфака педагогического института работала редактором в издательстве «Советский композитор». Она редактировала либретто оперетты Шостаковича «Москва. Черемушки», но их настоящее знакомство состоялось на концерте пленума Союза композиторов, куда девушка должна была пойти с музыковедом Львом Лебединским. Накануне концерта он сообщил, что не сможет пойти, и попросил Дмитрия Шостаковича провести на концерт Ирину.

Они сидели совершенно одни в ряду, и все окружающие с любопытством посматривали на спутницу композитора. После концерта Шостакович проводил Ирину домой и на этом их знакомство, казалось, и закончилось. Но спустя время Ирина Супинская узнала, что Дмитрий Шостакович попал в больницу со сломанной ногой. Выздоровление шло очень тяжело, Ирине стало необыкновенно жалко композитора, и она начала навещать его в больнице.

Ирина Супинская вспоминала, как после выписки композитор пригласил её к себе в гости, а во время второго визита неожиданно сделал девушке предложение, которое она мгновенно отвергла. Она уже была замужем, да к тому же Ирину смущало наличие у Шостаковича двоих детей примерно её возраста. И больше всего она боялась осуждающих взглядов, она не хотела, чтобы её сочли хищницей, женившей на себе достаточно обеспеченного и очень известного композитора.

Они не виделись целый год, а после случайной встречи снова потянулись друг к другу. Настал момент, когда девушка уже не могла отказаться от встреч с Дмитрием Дмитриевичем. Композитор понял, что Ирина действительно его любит. Он поставил ей ультиматум: либо она уходит от мужа и переезжает к нему, либо они расстаются. Ирина вернулась домой, объяснилась с супругом, собрала в чемоданчик нехитрые пожитки и приехала к Дмитрию Шостаковичу.

В 1962 году Дмитрий Шостакович и Ирина Супинская стали мужем и женой. Дмитрий Дмитриевич представил Ирину всем своим родным и друзьям. Он неизменно называл свою супругу «девушкой с прошлым», имея в виду те испытания, которые выпали на её долю. Мама её умерла, когда дочери было пять лет, отец попал под колесо сталинских репрессий. Сама Ирина воспитывалась родственницей со стороны мамы, пережила блокаду и побывала в детском доме.

Их встреча была словно запланирована кем-то свыше, ибо Ирина появилась рядом с композитором именно в тот момент, когда он отчаянно нуждался в любви и заботе. При этом они оба обрели своё счастье. Ирина Антоновна вспоминала позже, что в присутствии Дмитрия Шостаковича ей всегда легко дышалось.

Ещё до официальной регистрации брака Дмитрий Шостакович лёг в больницу на плановую поддержку. Дети композитора так и не смогли объяснить ей, чем болен отец, и Ирина решила поговорить с доктором, от которого и узнала, что они сами находятся в неведении относительно заболевания, поразившего Дмитрия Дмитриевича. Они просто поддерживают его, стараясь не допустить развития, но болезнь всё равно прогрессировала. У него плохо работала правая рука, но врачи прогнозировали, что паралич постепенно будет поражать и другие чести тела.

К моменту регистрации брака Ирина уже знала о болезни Шостаковича, но та не пугала её. Она любила и готова была посвятить жизнь своему гениальному мужу. Поначалу на супругов окружающие смотрели с осуждением. Но все, кому представлял Дмитрий Шостакович свою жену, отмечали невероятную скромность Ирины Антоновны и вскоре проникались уважением к молодой женщине.
До конца дней она трогательно заботилась о нём, поддерживала, помогала, оберегала. Она мгновенно приняла все жизненные правила Шостаковича. Его жизнь подчинялась строгому расписанию и от домочадцев он требовал организованности и пунктуальности.

Ирина Антоновна в начале совместной жизни пыталась что-то советовать супругу, но он всегда поступал по-своему. Тогда она просто стала следовать за ним, как нитка за иголкой. Когда же ей стало казаться, будто рядом с ним она совсем утратила свою индивидуальность и посетовала на то, что даже говорит его словами, Дмитрий Шостакович вдруг пожаловался: он часто ловит себя на повторении мыслей жены.

В 1973 году Дмитрий Шостакович в сопровождении супруги отправился в США на обследование. И там врачи не смогли помочь ему справиться с параличом. Для него невозможность записывать музыку была сродни приговору. Он пытался бороться, но даже поддерживая здоровой левой рукой больную правую, мог работать очень недолго. А в декабре того же года Дмитрию Шостаковичу диагностировали онкологическое заболевание левого лёгкого.

В начале июля 1975 года Дмитрия Дмитриевича госпитализировали, а потом он отпросился домой, ему непременно надо было закончить Сонату для альта и фортепиано. Он успел её дописать и вернулся в больницу. 9 августа Дмитрий Шостакович скончался.

Ирина Антоновна до сегодняшнего дня занимается, как она сама говорит, «служению музыке» Дмитрия Шостаковича. Она создала международную ассоциацию Шостаковича в Париже, открыла нотное издательство в Москве. И вот уже много лет занимается только творческим наследием Дмитрия Шостаковича.



Дмитрий Шостакович написал «Лирический вальс» в 1938 году прошлого столетия. В 1987 Мстислав Ростропович исполнил этот великолепный вальс, но прошло это незаметно.

И только в 1994 году, тогда ещё неизвестный дирижёр и скрипач Андре Рье прославил наш вальс и себя на всех пяти континентах.

Автор бессмертных «Симфонии № 1», опер «Нос» и «Леди Макбет Мценского уезда» Дмитрий Шостакович получил мировое признание еще в возрасте 20 лет. Но как в карьере, так и в личной жизни гениального композитора далеко не всегда все складывалось удачно. Скорее наоборот.

«Весной 1926 года началась новая веха в истории музыкальной культуры. Этому мальчику принадлежит будущее» – так отреагировал ректор Ленинградской консерватории Александр Глазунов на выступление 19-летнего Дмитрия Шостаковича , который дебютировал со своей «Первой симфонией». Слава об одаренном юноше мигом разнеслась по всему Ленинграду. Музыкальные критики в один голос заговорили о том, что наконец появилась достойная замена эмигрировавшим в ту пору Сергею Рахманинову и Сергею Прокофьеву.

Спустя полтора года Шостакович уже во всю давал концерты по всему миру, включая такие культурные центры того времени как Филадельфия и Берлин. Казалось бы, слава должна была вскружить голову юному дарованию, но Дмитрий стал лишь усерднее работать. С невиданной скоростью он создает  Вторую и Третью симфонии, а также пишет несколько опер по мотивам произведений Николая Гоголя.

Светлая полоса закончилась практически в миг – в момент, когда Сталину неожиданно не понравилась опера «Леди Макбет Мценского уезда». Несмотря на то, что по началу критикам очень понравилось новое произведение гения, реакцию Вождя нельзя было игнорировать: посыпались резко отрицательные отзывы, закрепленные публикациями в газетах. 

Читайте еще:  Как выглядит Ксения Бородина в обычной жизни

К счастью, в скором времени Шостакович создает Пятую симфонию, услышав которую главный цензор в искусстве тех лет сменяет гнев на милость. Судя по своему публичному комментарию, Сталин остался более чем доволен новым произведением Дмитрия. И даже на какое-то время оставил его в покое.

«Деловой и творческий ответ советского художника на справедливую критику!»

В военно время, когда гений многих творческих личностей заметно угас, Шостакович создает целый ряд новых произведений. Это и «Фортепианный квинтет», и «Струнные квартеты», и «Фортепианное трио». Как ему удалось в столь тяжелое для страны и для себя лично время создать истинные шедевры камерной музыки? Этим вопросом по сей день задаются ведущие критики.

Однако партийный диктат еще не раз вмешается в творчество композитора. В 1948 году не просто одно произведение, а все творчество Шостаковича признается как «чуждое советскому народу». Кроме того, Дмитрия обвинили в «пресмыкательстве перед Западом», «формализме» и » буржуазном декадентстве».

Музыкальные критики впоследствии не раз будут отмечать, что после травли творчество композитора примет совершенно другую направленность. Военно-патриотические композиции, которые он создает ради избежания конфликта с властями, не идут ни в какое сравнение ни с «Симфониями», ни с той же «Леди Макбет».

Личная жизнь гения тоже не всегда складывалась. В силу природной застенчивости и нерешительности, Шостакович всегда боялся предпринимать в отношениях с женщинами какие-либо значительные шаги. Так, со своей первой юношеской любовью он расстался спустя несколько лет отношений только из-за того, что так и не догадался сделать девушке предложение. Устав ждать от Дмитрия выражения его серьезных намерений, красавица Татьяна Гливенко вышла замуж за другого. Тем не менее, спустя три года Дмитрий одумался, предложив бывшей возлюбленной бросить мужа и выйти за него замуж. Как и следовало ожидать, Татьяна ответила твердым отказом.

Смирившись с потерей, Шостакович делает предложение юной студентке – Нине Варзар, которая вскоре родит ему двух детей. Интересно, что по образованию Нина была астрофизиком и преподаватели девушки прочили ей большое будущее в карьере. Но, будучи без памяти влюбленной в талантливого композитора и пианиста, Нина без долгих раздумий отказалась от работы и полностью посвятила себя семье. Сын супругов, Максим Дмитриевич Шостакович, пошел по стопам отца, став известным дирижером и пианистом.

После смерти  Нины Дмитрий женился на молодой сотруднице ЦК ВЛКСМ – Маргарите Кайновой, но брак катастрофически быстро распался. По утверждениям источников, близких к кругу семьи, Шостакович и Кайнова не смогли прожить под одной крышей и месяца.

В 1962 году он познакомился с Ириной Супинской,которой в скором времени сделал предложение. Несмотря на разницу в возрасте  (Ирина была младше на 28 лет), союз оказался удачным. Супинская и Шостакович провели вместе 13 лет. Жена была рядом с Дмитрием все последние годы жизни, когда лучшие светила страны пытались его безуспешно спасти от рака легких. В 1975 году легнедарный композитор и пианист скончался.

Сегодня вдова Шостаковича является вице-президентом ассоциации по изучению наследия своего покойного супруга. Также Ирина руководит и парижским одноименным центром. Именно во Франции хранится большая часть дубликатов всех рукописей и документов. Благодаря существованию парижского центра, западные исследователи имеют удобный доступ ко всем архивам  Шостаковича, а местные театры регулярно ставят его оперы и балеты.

Биография Дмитрия Шостаковича

Детство и семья Дмитрия Шостаковича

Родился Дмитрий Шостакович в Санкт-Петербурге в 1906 году. Родители его были родом из Сибири, куда сослали деда (по отцовской линии) будущего композитора за участие в народовольческом движении.

Отец мальчика — Дмитрий Болеславович был инженером-химиком и страстным любителем музыки. Мать – Софья Васильевна, училась в свое время в консерватории, была хорошей пианисткой и педагогом фортепианной игры для начинающих.

Дмитрий Шостакович на обложке журнала Time

Дмитрий Шостакович на обложке журнала Time

В 1915 году Митю отдают на учебу в гимназию. В этот же период мальчик серьёзно увлекся музыкой. Мать стала его первой учительницей, а через несколько месяцев маленький Шостакович начал обучение в музыкальной школе известного педагога И. А. Гляссера.

Творческая деятельность композитора Дмитрия Шостаковича

Первым значительным произведением Шостаковича стала симфония №1 — дипломная работа выпускника консерватории. В 1926 году состоялась премьера симфонии в Ленинграде. Музыкальные критики заговорили о Шостаковиче как о композиторе, способном восполнить утрату Советским Союзом эмигрировавших из страны Сергея Рахманинова, Игоря Стравинского и Сергея Прокофьева.

Знаменитый дирижёр Бруно Вальтер, пришел в восторг от симфонии и попросил Шостаковича прислать ему партитуру произведения в Берлин.

22 ноября 1927 года состоялась премьера симфонии в Берлине, а через год и в Филадельфии. Зарубежные премьеры симфонии №1 сделали русского композитора всемирно знаменитым.

Критики восприняли оперу Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» чуть ли не с восторгом, но «вождю народов» она не понравилась. Естественно, тут же выходит резко отрицательная статья — «Сумбур вместо музыки».Через несколько дней появляется еще одна публикация — «Балетная фальшь», в которой разгромной критике подвергается балет Шостаковича «Светлый ручей».

От дальнейших неприятностей Шостаковича спасло появление Пятой симфонии, которую прокомментировал сам Сталин: «Ответ советского художника на справедливую критику».

Ленинградская симфония Дмитрия Шостаковича

Война 1941 года застала Шостаковича в Ленинграде. Композитор начал работу над Седьмой симфонией. Произведение, получившее название «Ленинградская симфония», впервые было исполнено 5 марта 1942 года в Куйбышеве, куда эвакуировали композитора. Через четыре дня симфония прозвучала в Колонном зале московского Дома Союзов.

Ленинградская симфония Дмитрия Шостаковича

9 августа симфонию исполнили в блокадном Ленинграде. Это произведение композитора стало символом борьбы с фашизмом и стойкости ленинградцев.

Тучи сгущаются вновь

До 1948 года у композитора не было никаких неприятностей с властью. Более того, он получил несколько Сталинских премий и почетных званий.

Но в 1948 году в Постановлении ЦК ВКП(б), в котором говорилось об опере композитора Вано Мурадели «Великая дружба», музыка Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна признавалась «чуждой советскому народу».

Подчиняясь партийному диктату Шостакович «осознает свои ошибки». В его творчестве появляются произведения военно-патриотического характера и «трения» с властью прекращаются.

Личная жизнь Дмитрия Шостаковича

По воспоминаниям близких к композитору людей, Шостакович был робок и неуверен в общении с женщинами. Первой его любовью была 10-летняя девочка Наташа Кубе, которой тринадцатилетний Митя посвятил небольшую музыкальную прелюдию.

В 1923 году начинающий композитор познакомился со своей ровесницей Таней Гливенко. Семнадцатилетний юноша без памяти влюбился в красивую, хорошо образованную девушку. У молодых людей завязались романтические отношения. Несмотря на пылкую любовь, Дмитрий не думал делать Татьяне предложения. В конце концов Гливенко вышла замуж за другого своего поклонника. Только через три года после этого Шостакович предложил Тане бросить мужа и выйти за него замуж. Татьяна отказалась – она ждала ребенка и попросила Дмитрия навсегда забыть о ней.

Поняв, что любимую ему не вернуть, Шостакович женится на Нине Варзар — молодой студентке. Нина подарила супругу дочку и сына. В браке они прожили более 20 лет, до смерти Нины.

После кончины супруги Шостакович женился еще два раза. Брак с Маргаритой Кайоновой был непродолжительным, а третья жена — Ирина Супинская заботилась о великом композиторе до конца его жизненного пути.

Музой композитора все-таки стала Татьяна Гливенко, которой он посвятил свою Первую симфонию и Трио для фортепиано, скрипки и виолончели.

Последние годы жизни Шостаковича

В 70-ые годы XX века композитор написал вокальные циклы на стихотворения Марины Цветаевой и Микеланджело, 13, 14 и 15 струнные квартеты и Симфонию № 15.

Последним сочинением композитора стала Соната для альта и фортепиано.

В конце жизни Шостакович болел раком легких. В 1975 году болезнь свела композитора в могилу.

Похоронен Шостакович на Новодевичьем кладбище в Москве.

Награды Дмитрия Шостаковича

Шостаковича не только ругали. Время от времени он получал правительственные награды. К концу жизни у композитора скопилось значительное число орденов, медалей и почетных званий. Он был героем Соцтруда, имел три ордена Ленина, а также ордена Дружбы народов, Октябрьской революции и Трудового Красного Знамени, серебряный Крест Австрийской Республики и французский орден Искусств и литературы.

Шостакович являлся почетным доктором музыки Оксфордского и Эванстонского Северо-Западного университетов. Был членом Французской и Баварской академий изящных наук, Английской и Шведской Королевских музыкальных академий, академии искусств «Санта-Чечилия» в Италии и т.д. Все эти международные награды и звания говорят об одном – всемирной славе великого композитора XX века.

Оцените статью
( Пока оценок нет )