Подпишитесь на наш телеграмм канал про спорт и заработок

Хроники Нарнии 1 Часть Читать Содержание Полностью Племянник Чародея

Хроники нарнии 1 часть читать содержание полностью племянник чародея

Клайв Стейплз Льюис

Племянник чародея

Предисловие. ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Я очень и очень жалею, что когда был маленьким, не знал детских книг английского писателя Клайва Льюиса. Мне кажется, что дети, кому читают эти книжки перед сном, потом обязательно должны становиться лучше, а, следовательно, добрее. Еще мне кажется, что тому, кто знает и помнит героев книг Льюиса, сделать зло человеку или животному очень трудно. Скоро вы и сами в этом убедитесь.

Кое-кто может на меня зашикать, и все же скажу: на мой взгляд, Клайв Льюис один из самых интересных писателей, из тех многих, кого я прочитал в своей жизни. Книг написал он много, больше сорока, а среди них семь – специально для детей. Для детей Льюис придумал страну Нарнию, где грустные тамошние звери, в отличие от грустных зверей реальных стран, между собой разговаривают. Вы скажете – подумаешь! Во многих сказках звери разговаривают. Да, это правда. Но приглядитесь, прислушайтесь к зверям Льюиса. Если б вы знали, как часто мудры их речи… Ах, простите, вы ведь это скоро узнаете. Можно сказать, что детские истории Льюиса – сказки, и все же они какие-то не просто сами по себе сказки. Клайв Льюис все время на что-то намекает, подмигивает, делает глаза, то страшные, то веселые. На что же он намекает… Может быть, вы сами догадаетесь «на что», и напишете нам?

Клайв Стейплз Льюис был не просто писателем, а еще профессором двух самых знаменитых в мире университетов – Оксфордского и Кембриджского. Он писал книги исторические, богословские, литературоведческие. По некоторым из них до сих пор учатся студенты университетов. Вот такой страшно ученый, а взял и написал книги для детей. Я иногда думаю, почему это книги для детей часто пишут люди серьезные, ученые, умные. И прихожу к выводу: ведь глупый посчитает глупостью писать книги для детей. А если и напишет, то читать их дети наверняка не будут. Ведь дети народ серьезный, мудрый, веселый и писать для них может писатель только с такими же качествами. Таким вот и был Клайв Льюис. Недаром он хорошо понимал слова Иисуса Христа, обращенные к людям: «Будьте как дети». Он знал, что Иисус хотел видеть людей открытыми, непосредственными, веселыми. Первую повесть из детской серии «Нарния» – «Лев, колдунья и платяной шкаф» напечатало в Москве в 1978 году издательство «Детская литература». А теперь мы вот решили продолжить это чудесное начало и спустя десять лет выпускаем две другие книги из этой серии. Согласитесь, названия их радуют сердце: «Племянник чародея» и «Серебряное кресло». Вообще-то они следуют в этой детской серии третьей и четвертой по счету. Да нет, мы знаем арифметику, просто переводы этих книг пришли из России раньше других. Но не расстраивайтесь, каждая из этой серии книг совершенно понятна даже когда читаешь не по порядку. А вообще, мы наметили выпустить все детские книги К.С.Льюиса.

С Льюисом знакомы взрослые и дети во многих частях света. Его любили тысячи, а может сотни тысяч людей. Из его книг видно, что и он отвечал на это любовью. Его книги наполнены чудесными библейскими символами, значениями, созвучиями. Вот хотя бы первая пришедшая на память строчка: «О дети Адама, как умеете вы защищаться от всего, что может принести вам добро!»

Какую бы книгу Льюиса вы ни взяли, особенно детскую, вы почувствуете под ее строчками подземный ручей, наполненный состраданием к ближнему, которое еще зовется любовью. Вы можете разглядеть источник, из которого вытекает ручей Сострадания. Источник этот – Христос. Ручей омывает человеческие сердца и души, и они оживляют, цветут, приносят удивительные плоды. Все это по-гречески называется агапе, на иврите – ахоб, ахава – Любовь Бога, Любовь Христа, Который сам есть ничто иное, как Любовь.

Быстро расскажу, как однажды Льюис проявил свою любовь. Он влюбился в женщину, и вдруг оказалась, что она больна раком. Вопреки логике мещан и прагматиков, он, узнав об этом, предложил ей выйти за него замуж. Эта женщина с именем Джой (радость) тоже его любила. Она должна была скоро умереть, но потому, что Льюис очень крепко и очень нежно ее любил, она прожила еще четыре года.

В предисловии к первой детской книжке Клайва Льюиса, изданной по-русски – «Лев, колдунья и платяной шкаф» (Москва, 1978 год) указано, что он был антифашистом. И это правда, но еще Льюис был верующим, христианином. Во всех его книгах, как для детей, так и для взрослых, вдумчивый читатель увидит постоянное присутствие Добра с большой буквы. Дело в том, что Льюис был убежден: Добро присутствует в жизни благодаря Христу. Или же, оно само является Христом. Вроде бы я противоречу себе, только что говорил: Христос – это Любовь, а теперь: Христос – это Добро. Верны оба утверждения. И это не мое мнение, не мои выводы. Об этом говорит Библия, Слово Божье, которую писали люди под водительством (т. е. с помощью) Бога. Вот слова из Библии: «Бог – есть любовь»; «Любовь от Бога»; «Любовь Христова объемлет нас»; «Кто делает добро, тот от Бога»; «Я (Христос) есть пастырь добрый».

Наше издательство выпустило по-русски несколько отличнейших книг Льюиса для взрослых: «Письма Баламута», «Боль», «Сущность христианства». В них Льюис описывает, как его душа, разум везде ищут Иисуса, любят Иисуса, как они хотят узнать о Нем больше, лучше. И там же честный Клайв Льюис пишет о том, что люди, часто объединенные под красивыми вывесками, борются с Христом. Даже те, которые называют себя христианами.

Мы очень рады, что к большим и маленьким советским читателям возвращаются когда-то во многом отнятые замечательные писа О.Мандельштам, Н.Гумилев, Д.Хармс, М.Цветаева, Н.Олейников, Б.Пастернак, Е.Шварц. Возвращаются многие книги, а главное, на наш взгляд, – возвращается Библия. Возвращается возможность искать, находить, верить. Это окрашивает наше время в цвета надежды. Цвет Христа – белый, олицетворяющий чистоту, безгрешность. Белый цвет очищения и надежды становится сегодня во многом цветом России.

Я уже сказал: возвращаются имена писателей, книги. Но Христос в Россию не возвращается, Он всегда был там. Никакие оговоры, неправды и новые распятия не смогли запачкать Его белых одежд. Все эти годы Он был тем, кем назвал Себя когда-то: дорогой, истиной, смыслом жизни (помните: «Я есть путь, истина и жизнь»).

Наше желание продолжать знакомить вас с Льюисом совпало с желанием лучших людей России знакомить читателей с другими, когда-то отторгнутыми прекрасными писателями. Мудрый, веселый, добрый Льюис, несомненно, в их числе. И если когда-нибудь его книжки помогут вам совершить добро, быть честными, открыть для себя Бога, то мы будем считать, что выполнили желание Льюиса.

А теперь, ребята, держитесь. Мы отправляемся в путь за Клайвом Льюисом. И будет весело и грустно. А иногда будет страшновато. Но не бойтесь, ведь с вами будет Клайв Льюис, и Тот, Кого он так сильно любил.

Михаил Моргулис Чикаго, 1988 г.

Глава первая. О ТОМ, КАК ДЕТИ ОШИБЛИСЬ ДВЕРЬЮ

Повесть эта о том, что случилось, когда твой дедушка был еще маленьким. Ее очень важно прочесть, чтобы понять, как возникла связь между нашим миром и Нарнией.

Читайте еще:  Пухлый Танцор Из Литл Биг

В те дни на Бейкер-стрит еще жил Шерлок Холмс, а патер Браун еще не расследовал преступлений. В те дни мальчикам приходилось каждый день носить накрахмаленный белый воротничок, а школы по большей части были еще противней, чем сейчас. Но зато еда была лучше, а уж про сласти и говорить нечего, такие они были дешевые и вкусные. И в те самые дни жила в Лондоне девочка по имени Полли Пламмер.

Жила она в одном из тех домов, что стоят друг к другу вплотную. Как-то утром вышла она в крошечный сад эа своим домом, и ее позвал, вскарабкавшись на изгородь, мальчик иэ соседнего садика. Полли удивилась, потому что до сих пор в этом доме не было никаких детей. Там жили мисс и мистер Кеттерли, одна – старая дева, другой – старый холостяк. Так что Полли глядела на мальчика с большим любопытством. Лицо у него было страшно перепачкано, будто сн сначала копался в земле, потом плакал, потом утирал его рукой. Примерно так, надо сказать, оно и было.

– Привет, мальчик, – сказала Полли.

– Привет, – ответил мальчик. – Тебя как зовут?

– Полли. А тебя?

– Дигори.

– Смешное имя, – сказала Полли.

– Ничего смешного не вижу, – сказал мальчик.

– А я вижу, – сказала Полли.

– А я нет, – сказал мальчик.

– Я по крайней мере умываюсь, – сказала Полли. – Умываться вообще полезно, особенно… – Она хотела сказать «…после того, как поревешь», но решила, что это было бы невежливо.

– Подумаешь, плакал! – громко сказал мальчик. Был он так расстроен, что уже не мог обижаться на какую-то девчонку. – Будто бы ты не ревела, если б жила всю жизнь в настоящем саду, и у тебя был пони, и ты бы в речке купалась, а потом тебя притащили бы в эту дыру.

– Лондон не дыра! – возмутилась Полли. Но разгорячившийся Дигори не услыхал ее слов.

Хроники нарнии 1 часть читать содержание полностью племянник чародея

Во времена, когда «Шерлок Холмс ещё жил на Бейкер-стрит», в Лондоне, в одном из стоящих вплотную друг к другу домов, проживала девочка Полли Пламмер. Однажды она заметила в соседнем садике незнакомого мальчика — это был её новый сосед Дигори Керк. Мать Дигори была тяжело больна, а его отец уехал в Индию, поэтому ему пришлось переехать к дяде и тёте — брату и сестре Кеттерли.

Раньше Дигори жил за городом, в поместье, поэтому ему совсем не нравилось жить в тесном домике и терпеть странности своего дяди Эндрю, которого мальчик считал сумасшедшим. Дядя занимался какими-то таинственными делами в мансарде, куда тётя Летти племянника не пускала.

Дети подружились, начали исследовать дом Полли и на чердаке нашли длинный проход, который вёл через весь ряд домов. Исследуя проход, дети случайно попали в мансарду дяди Эндрю, который оказался чародеем-самоучкой. Он не особенно преуспел в этой области, однако сумел создать зелёные и жёлтые кольца, которые уносят из нашего мира любого, кто их касается.
Куда уносят кольца — Эндрью Кеттерли не знал, но испытывать действие колец на себе не собирался, поэтому он обманом заставил Полли взять кольцо, и девочка исчезла. Дигори пришлось отправиться за ней, взяв с собой две пары колец — для себя и для неё.

Те, кто причастен к тайной мудрости, свободны и от мещанских правил, и от мещанских радостей.

Ребята оказались в Лесу-между-мирами, где время почти не текло, и человек не осознавал себя. В Лесу было множество прудов, каждый из которых открывал путь в другой мир. Выяснилось, что жёлтые кольца помогают попасть в Лес-между-мирами, а зелёные — в любой из миров. Любопытный Дигори уговорил Полли исследовать один из миров. Дети шагнули в ближайший пруд, дотронулись до зелёных колец и оказались в Чарне.

Мир Чарн оказался совершенно пустым. Дигори и Полли долго шли по анфиладам комнат полуразрушенного дворца, пока в самой последней комнате не нашли его обитателей в коронах и ярких нарядах. Это были короли Чарна, уснувшие вечным сном. Последней в ряду была удивительно красивая женщина огромного роста с гордым и злобным лицом. Посреди комнаты дети увидели каменный стол, а на нём — золотой молоток и колокольчик на золотой дужке. На боковине стола было написано предупреждение: тот, кто позвонит в колокольчик, разбудит страшные беды. Дигори не смог побороть любопытства и позвонил в колокольчик, подравшись с Полли, которая пыталась ему помешать.

Звон колокольчика разбудил красавицу со злобным лицом, которая оказалась Джадис, последней королевой Чарна, жестокой и могущественной колдуньей. Это она наложила заклятие, и Чарн стал мёртвым миром. После пробуждения Джадис Чарн начал разрушаться. С помощью детей колдунья решила попасть в их мир и завоевать его. Она думала, что дядя Эндрю — король и могущественный колдун, который увидел Джадис в волшебном зеркале, влюбился в неё и послал за ней Дигори.

Дети попытались убежать от колдуньи в Лес-между-мирами, но та успела ухватить Поллли за волосы и проникнуть туда следом за ними. Покой Леса лишил Джадис её силы, но она успела схватить Дигори за ухо, когда тот надел зелёное кольцо и шагнул в пруд, ведущий в мир людей.

Так волшебница попала в Лондон начала XX века. Оказалось, что в этом мире Джадис не могла колдовать, но её физическая сила осталась при ней. Колдунья немедленно отправилась «на завоевание города» в сопровождении очарованного ею дяди Эндрю — Джадис сразу распознала в нём мелкого мага-недоучку и сделала своим слугой.

Должно быть, все колдуны такие. Им интересны только те, кого можно использовать; они очень практичны.

Тем временем Полли ушла обедать, а Дигори пытался придумать, как вытащить Джадис из нашего мира в Лес-между-мирами. В это время к тёте Летти пришла соседка, и женщины заговорили о том, что маме Дигори уже ничего не поможет, разве что «плоды из края вечной молодости». Мальчик решил непременно вернуться в Лес-между-мирами, обследовать остальные миры и найти для мамы эти плоды.

Колдунья вернулась в кэбе. Несущийся во весь опор экипаж разбился о фонарный столб, и к месту происшествия тут же подоспела полиция. Джадис отломила перекладину от фонарного столба и начала воинственно размахивать ею. Воспользовавшись поднявшейся суматохой, Дигори и вернувшаяся Полли подобрались к восседающей на лошади колдунье. Мальчик схватил её за ногу и дотронулся до жёлтого кольца.

Вместе с Джадис и детьми в Лес-между-мирами попали дядя Эндрью, кэбмен Фрэнк и его лошадь Земляничка, а оттуда — в пустой мир, где не было ни неба, ни солнца, ни звёзд. Во тьме кто-то запел, и под этот «невыразимо прекрасный» звук появились земля, небо солнце и звёзды. Дядя Эндрю испугался этого голоса, а Джадис возненавидела, почувствовав, что поющий сильнее её.

Когда взошло солнце, стало ясно, что голос принадлежат огромному льву. Он продолжал петь, и от этой песни росли травы и деревья, а животные вылуплялись прямо из земли. Джадис швырнула в Льва перекладину от фонарного столба, но не смогла его убить и убежала в страхе. Перекладина воткнулась в землю, и из неё вырос фонарный столб.

Читайте еще:  Производитель Коммунальной Техники - "Завод Старт"

Увидев это чудо, дядя Эндрю начал мечтать о том, как разбогатеет, выращивая здесь из ненужных деталей новые машины, и даже назвал новый мир страной вечной молодости. Это навело Дигори на мысль попросить у Великого Льва лекарство для мамы. Тем временем Аслан выбрал по паре зверей каждого вида, и сделал их говорящими, а потом создал дриад, духов воды и прочих мифических существ. Лев отдал Нарнию этим существам и завещал не обижать тех, кто остался бессловесным, и не возвращаться на их пути. Вернувшиеся навсегда станут обычными животными.

Затем Лев собрал совет из самых умных существ и удалился на совещание. Дигори, Полли, Френк и Земляничка поспешили за ним, а дядя Эндрю спрятался в кустах. Там его нашли говорящие звери. Дядя Эндрю не понимал, что происходит, полностью одобрял действия Джадис и не желал признавать, что звери могут говорить, и поэтому слышал не слова, а мычание и рычание. Великий Лев в его глазах был обычным львом, которого не мешало бы пристрелить.

То, что ты видишь и слышишь, в некоторой степени зависим от того, где ты находишься — и от того, каков ты сам.

Звери же решили, что дядя Эндрю — растение и даже попытались его посадить. При этом из его карманов высыпались золотые и серебряные монеты.

Тем временем дети догнали Льва и его совет. Аслан заговорил с ребятами, рассказал им о Нарнии и о том, что вместе с колдуньей в страну попало зло. Раз «сын Адама и Евы» принёс его в Нарнию, то «дети Адама и Евы» и обязаны помочь его удержать.

Аслан перенёс в Нарнию жену Френка, Елену, и сделал их первыми нарнийскими правителями. Дигори Лев послал за яблоком из чудесного сада. Из этого яблока вырастет дерево, которое сможет защитить Нарнию от многих бед. Только после этого Дигори получит лекарство для своей мамы.

Сад, где росла волшебная яблоня, находился в долине за далёкими горами. Чтобы Дигори поскорее попал туда, Аслан превратил Земляничку в мать всех крылатых коней и дал ей новое имя — Стрела. Полли полетела вместе с Дигори.

Переночевав в одной из горных долин, Полли, Дигори и Стрела достигли огороженного живой изгородью сада, где росли Яблоки Вечной Молодости, распространявшие дивный аромат. На золотых воротах сада было начертано предупреждение: яблоко можно сорвать только для кого-то, тот, кто сорвёт плод для себя, будет мучиться всю жизнь.

Дигори сорвал яблоко для Аслана, преодолев соблазн сорвать ещё одно для себя. Он уже собрался уходить, когда увидел Джадис, которая уже успела съесть яблоко. Она догнала мальчика за воротами сада и начала уговаривать его взять один плод для себя или для больной матери, но Дигори отказался, справедливо полагая, что колдунья лжёт ему.

Дигори вернулся к Аслану с чистой совестью, и Лев попросил его бросить плод у реки, где земля помягче. Затем началась коронация Франциска Нарнийского и королевы Елены, которых уже изменил живительный воздух Нарнии. Во время коронации Аслан заметил странный клубок из ветвей. Это была клетка, куда звери посадили дядю Эндрю, который так и не пустил корни.

Аслан велел его выпустить, но помочь ему не смог — дядя Эндрю был слишком плохим. Единственное, что сумел сделать для него Лев, это даровать ему крепкий, успокаивающий сон. Монеты, высыпавшиеся из карманов дяди Эндрю, проросли серебряным и золотым деревцами. Из их ветвей гномы сделали короны для короля и королевы.

Тем временем из посаженного яблока выросло дерево, призванное защитить Нарнию от Джадис ещё на много сотен лет. Колдунья, съевшая яблоко, получила «неистощимую силу и бесконечную жизнь», но счастлива она не будет. Аслан объяснил детям, что только получивший волшебное яблоко от другого обретёт если не бессмертие, то, по крайней мере, крепкое здоровье и счастье до конца дней. Потом он даровал Дигори один плод.

Аслан перенёс детей в Лес-между-мирами и показал высохший пруд, который когда-то вёл в Чарн. Теперь Чарна нет, и то же самое может случиться и с миром людей, если они не станут добрее. На прощание Аслан поручил детям отобрать у дяди Эндрю кольца и закопать их поглубже.

Дети вернулись в Англию вместе со спящим дядей Эндрю. Дигори немедленно скормил яблоко умирающей матери. Сердцевину плода мальчик зарыл в саду. Там же дети закопали и все магические кольца.

Через неделю мама Дигори, к изумлению врачей и радости тёти Летти, встала с постели.

Беда не приходит одна, не приходит одна и радость.

Вскоре стало известно, что умер двоюродный дед отца Дигори, богатый лорд Керк. Отец Дигори унаследовал не только титул, но и большое поместье.

Из сердцевины волшебного яблока выросло дерево, не такое чудесное, как нарнийское, но с очень красивыми плодами. Через много лет яблоню сломала буря, и Дигори, ставший профессором Керком, заказал из него платяной шкаф, который привёл других четверых детей в Нарнию, к новым приключениям.

Дядя Эндрю поселился в поместье Керков, забросил чародейство и стал не таким эгоистом. Гостям он часто рассказывал «о даме королевского рода, которой он показывал Лондон».

Хроники нарнии 1 часть читать содержание полностью племянник чародея

Клайв Льюис

Племянник чародея

Племянник чародея с иллюстрациями - i_001png

Глава первая

О том, как дети ошиблись дверью

Племянник чародея с иллюстрациями - i_002png

Повесть эта о том, что случилось, когда твой дедушка был маленьким. Она очень важна, потому что без неё не поймёшь, как установилась связь между нашим миром и Нарнией.

В те дни Шерлок Холмс ещё жил на Бейкер-стрит, а Патер Браун ещё не расследовал преступлений. В те дни, если ты был мальчиком, тебе приходилось носить каждый день твёрдый белый воротничок, а школы большей частью были ещё хуже, чем теперь. Но еда была лучше, а что до сластей, я и говорить не стану, как они были дёшевы и вкусны, – зачем тебя зря мучить. И в те самые дни жила в Лондоне девочка Полли Пламмер.

Жила она в одном из домов, стоявших тесным рядом. Как-то утром она вышла в крошечный садик позади дома, и мальчик из соседнего садика подошёл к самой изгороди. Полли удивилась: до сих пор в том доме детей не было, там жили мисс и мистер Кеттерли, старая дева и старый холостяк. И вот Полли удивлённо посмотрела на мальчика. Лицо у него было грязное, словно он копался в земле, потом плакал, потом утёрся рукой. Примерно это, надо сказать, он и делал.

– Здравствуй, мальчик, – сказала Полли.

– Здравствуй, – сказал мальчик. – Как тебя зовут?

– Полли, – сказала Полли. – А тебя?

– Дигори, – сказал мальчик.

– Ой, как смешно! – сказала Полли.

– Ничего смешного не вижу, – сказал мальчик.

– А я вижу, – сказала Полли.

– А я нет, – сказал мальчик.

– Я хоть умываюсь, – сказала Полли. – А тебе вот надо умыться, особенно… – И она замолчала, потому что хотела сказать: «…после того, как ты плакал», но решила, что это невежливо.

– Ну и что, ну и ревел! – громко сказал Дигори; ему было так худо, что чужое мнение уже не трогало его. – И сама бы ревела, если бы жила всю жизнь в саду, и у тебя был пони, и ты бы купалась в речке, а потом тебя притащили в эту дыру…

Читайте еще:  Красить Волосы в Сентябре 2021 Благоприятные Дни

Племянник чародея с иллюстрациями - i_003png

– Лондон не дыра, – возмутилась Полли. Но Дигори так страдал, что не заметил её слов.

– …и если бы твой папа уехал в Индию, – продолжал он, – и ты бы приехала к тёте и дяде, а он сумасшедший, да, самый что ни на есть, и все потому, что за мамой надо ухаживать, она очень больна… и… и… – Лицо его перекосилось, как бывает всегда, если пытаешься не заплакать.

– Прости, я не знала, – смиренно сказала Полли и помолчала немного, но ей хотелось отвлечь Дигори, и она спросила: – Неужели мистер Кеттерли сумасшедший?

– Да, – сказал Дигори, – или еще хуже. Он что-то делает в мансарде, тетя Летти меня туда не пускает. Странно, а? Но это ещё что! Когда он обращается ко мне за обедом – к ней он и не пробует, – она говорит: «Эндрью, не беспокой ребёнка», или: «Дигори это ни к чему», или: «Дигори, а не поиграть ли тебе в садике?»

– Что же он хочет сказать?

– Не знаю. Он ни разу не договорил. Но и это не всё. Один раз, то есть вчера вечером, я проходил мимо лестницы – ох и противно! – и слышал, что в мансарде кто-то кричит.

– Может быть, он там держит сумасшедшую жену?

– Да, я тоже подумал.

– А может, он печатает деньги?

– А может, он пират, как в «Острове сокровищ», и прячется от прежних друзей…

– Ой, как интересно! – сказала Полли. – Вот не знала, что у вас такой замечательный дом.

– Тебе интересно, – сказал Дигори, – а мне в этом доме спать. Лежишь, а он крадётся к твоей комнате… И глаза у него жуткие.

Так познакомились Полли и Дигори; и поскольку были каникулы, а к морю в тот год никто из них не ехал, они стали видеться почти каждый день.

Приключения их начались потому, что лето было на редкость дождливое. Приходилось сидеть дома, а значит – исследовать дом. Просто удивительно, сколько всего можно найти в доме или в двух соседних домах, если у тебя есть свечка. Полли знала давно, что с её чердака идет проход вроде туннеля, с одной стороны – кирпичная стенка, с другой – покатая крыша. Свет проникал туда через просветы черепицы, пола не было, ступать приходилось по балкам. Под ними белела штукатурка, а если станешь на неё, провалишься прямо в комнату. До конца туннеля Полли не ходила, а в начале, сразу за дверцей, устроила что-то вроде пещеры контрабандиста. Она натаскала туда картонных коробок и сидений от сломанных стульев и положила между балками, как бы настлала пол. Там она хранила шкатулку с сокровищами и повесть, которую она писала, и несколько яблок; там любила выпить имбирного лимонада – какая же пещера без пустых бутылок?

Дигори пещера понравилась (повесть ему не показали), но ему хотелось залезть подальше.

– Интересно, – сказал он, – докуда можно дойти? Дальше твоего дома или нет?

– Дальше, – сказала Полли, – а докуда, не знаю.

– Значит, мы пройдём все дома насквозь.

– Да, – сказала Полли. – Ой!..

– Что такое?

– Мы в них залезем.

– И нас схватят, как воров. Нет уж, благодарю.

– Ох, какой умный! Мы залезем в пустой дом, сразу за твоим.

– А что там такое?

– Да он пустой, папа говорит, там давно никого нет.

– По – сказал Дигори. На самом деле боялся он гораздо больше, чем можно было предположить, судя по его тону. Конечно, он подумал, как и вы бы подумали, о том, почему в этом доме никто не живет; думала об этом и Полли. Никто не сказал слова «привидения», но оба знали, что теперь отступать стыдно.

– Идём? – сказал Дигори.

– Идём, – сказала Полли.

– Не хочешь, не иди, – сказал Дигори.

– Нет, я пойду, – сказала Полли.

– А как мы узнаем, что мы в том доме?

Они решили пойти на чердак и, шагая с балки на балку, отмерять, сколько балок приходится на комнату. Потом они отведут балки четыре на промежуток между чердаком и комнатой служанки, а на саму эту комнату – столько, сколько на чердак. Проделав такое расстояние дважды, можно сказать, что миновали оба дома и дальше идёт уже тот, пустой.

– Не думаю, что он совсем пустой, – сказал Дигори.

– А какой же?

– Кто-нибудь там скрывается, а выходит ночью, прикрыв фонарь. Наверное, шайка… жуткие злодеи… они от нас откупятся… Нет, не может дом стоять пустой столько лет. Это какая-то тайна.

– Папа думает, там протекают трубы, – сказала Полли.

– Взрослые всегда думают самое неинтересное, – сказал Дигори.

Теперь, при дневном свете, как-то меньше верилось в привидения – не то что в пещере, при свечах.

Измерив шагами чердак, они записали, что вышло, и у каждого вышло иначе. Как-то они свели результаты воедино, однако я не уверен, что и тут получилось правильно. Слишком хотелось им начать исследование.

– Ступай потише, – сказала Полли, когда они полезли в проход. Ради такого случая каждый взял по свече (у Полли в тайнике их было много).

Проход был пыльным, и тёмным, и холодным. Полли и Дигори ступали с балки на балку молча, только иногда шептали: «Теперь твой чердак» или «Наш дом мы почти прошли». Они не споткнулись ни разу, и свечи у них не погасли, и дверцы в кирпичной стене они достигли, только на ней, конечно, не было ручки, потому что никто не входил в неё снаружи. Однако внутри ручка была, а снаружи торчал шпенёк (такой бывает внутри шкафа).

– Повернуть его? – спросил Дигори.

– Если ты не боишься, – сказала Полли, – а то я поверну.

Племянник чародея с иллюстрациями - i_004png

Обоим стало жутковато, но отступить они не смогли бы. Дигори не без труда повернул шпенёк. Дверь распахнулась, и солнечный свет ослепил их. Потом, к большому своему удивлению, они увидели, что перед ними не пустой чердак, а простая, хотя и пустоватая комната. Полли задула свечу и ступила туда.

Конечно, потолок здесь был скошен, но мебель стояла самая обычная. Стены не были видны из-за книжных полок, сплошь уставленных книгами, в камине горел огонь (вы помните, лето было холодное), а перед камином, спинкой к ним, стояло высокое кресло. Между креслом и Полли, посреди комнаты, стоял очень большой стол, а на нём были книги, блокноты, чернильницы, перья, сургуч и микроскоп. Но прежде всего в глаза бросался ярко-алый деревянный поднос, на котором лежали кольца. Разложены они были по два – жёлтое и зелёное, потом промежуток, потом еще одно жёлтое и еще одно зелёное. Размера они были обычного, но сверкали ослепительно. Вы и представить себе не можете, как дивно они сверкали. Будь Полли помладше, ей бы захотелось сунуть одно из них в рот.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

Андрей Шутько, журналист и репортер Anticwar.ru. Об армии он пишет более 15 лет. Несколько раз он был военным корреспондентом в Афганистане.

andreyshutko7@gmail.com