Подпишитесь на наш телеграмм канал про спорт и заработок

Ещенко рассказал, как узнал об уходе из главной команды «Спартака»

Ещенко рассказал о реакции игроков quotСпартакаquot на слова Федуна о снятии клуба с чемпионата

Защитник «Спартака»  рассказал, как игроки команды отреагировали на заявление о снятии команды с чемпионата после матча 1-го тура РПЛ с «Сочи» (2:2).

«Всем в команде было понятно, что Федун говорил на эмоциях. Но в первый момент заволновались: елки-палки, сейчас всех распустят, что делать-то будем? Но вообще, я не представляю чемпионат России без «Спартака». Это же главный бренд нашего футбола.

Полностью я ничего не исключаю. Решение — за президентом клуба. Он же вкладывает огромные деньги. И когда видит несправедливость, имеет право реагировать, как считает нужным. Судьи для такой реакции давали массу поводов. Даже болельщики других команд выражали возмущение, говорили: «Что происходит, черт возьми?» Никто не понимал, почему со «Спартаком» делают такие вещи», — цитирует Ещенко «Советский спорт».

Завтра, 19 августа, «Спартак» на выезде сыграет с «Уфой» в рамках 3-го тура РПЛ. Начало матча — в 16:00 (мск).

Ещенко рассказал, как в «Спартаке» отреагировали на снятие команды с чемпионата России

«Всем было ясно, что Федун сказал на эмоциях. Хотя поначалу заволновались. Если всех распустят, что делать будем?

Не представляю чемпионат России без «Спартака». Это же главный бренд нашего футбола.

Решение принимает президент клуба. Он же вкладывает большие деньги. Когда видит несправедливость, должен реагировать так, как считает нужным. Судьи для такой реакции давали массу поводов. Даже болельщики других команд не понимали, что происходит», — приводит слова Ещенко «Советский спорт».

В 3-м туре РПЛ «Спартак» на выезде встретится с «Уфой». Игра пройдёт 19 августа.



Перед рестартом сезона «супердед» Ещенко завершил игровую карьеру и присоединился к новому тренерскому штабу «Спартака». В интервью пресс-службе Андрей Олегович рассказал о новой роли, взаимодействии с Паоло Ваноли и самых счастливых футбольных моментах.

— Сейчас ты входишь в тренерский штаб Паоло Ваноли. Почему твое назначение случилось не по окончании сезона?

— Руководство «Спартака» и главный тренер предложили мне работу и должность в тренерском штабе до начала зимних сборов. Сказали, что хотят и дальше видеть меня в клубе как помощника в тренировочном процессе и в становлении команды.

Я взял время подумать, но решение принял очень быстро. Кому и что мне доказывать как игроку? Титул чемпиона России есть, в чемпионате мира участие принимал, даже серебро с дублем получил. Каждый год медали… Шучу! К тому же все равно я не сыграл бы во всех матчах до конца этого сезона. Вариант ухода в другую команду даже не рассматривал. Все, наоборот, хотят оставаться в таком клубе как можно дольше.

— Как называется твоя должность и что входит в обязанности?

— В Европе я назывался бы ассистентом главного тренера, тут — помощником. В мои задачи входит обеспечение контакта между командой и тренерским штабом, донесение философии и модели игры нового главного тренера до футболистов. Ребят я хорошо знаю на протяжении многих лет, поэтому рассказываю об их сильных и слабых сторонах.

— Как ты участвуешь в тренировочном процессе?

— Мое мнение спрашивают при подготовке тренировок. Конечно, я не влияю на такие глобальные вещи, как тактика. Но легко могу услышать вопрос: что думаешь об этом «квадрате»? Ваноли сразу предупредил, что я и сам буду участвовать в тренировочном процессе вместе с футболистами, иногда буду проводить разминку. Недавно играли в тот же «квадрат», объяснял ребятам правила и задачи. Помимо этого, мы вместе смотрим и анализируем теорию. Еще периодически буду ездить на игры соперников, а также «Спартака-2» и дубля.

Читайте еще:  Хохлов раскритиковал назначение Циннбауэра тренером «Локомотива»: «Шараханье какое-то. Одно недоумение и разочарование»

— Есть ли у тебя как у бывшего защитника задача отдельно работать с линией обороны?

— Отдельной задачи нет. Во время тренировок и матчей доношу идеи тренера до футболистов, в том числе и защитников. Тренер один — и, конечно, ему непросто подсказывать сразу всем игрокам, особенно русскоязычным. В день первой товарищеской игры я даже сорвал голос, но он быстро восстановился.

— На каком языке общаешься с тренерским штабом?

— На английском, занимаюсь им уже около года. Понимаю речь и написанный текст, но с разговорным пока не так просто. Везде эти местоимения, глаголы в прошедшем и настоящем временах… Изменять их, не изменять… Иногда путаю с немецким, который учил раньше. В интернате сказали, что он легче английского, поэтому сразу ответил: «Записывайте!»

— Каким ты видишь Паоло Ваноли?

— Честным, требовательным, досконально разбирающимся в футболе и обращающим внимание на детали. Паоло эмоционально заряжен, ему важна стопроцентная отдача не только от себя и тренерского штаба, но и от каждого игрока.

— Есть тренер, на которого ты хотел бы равняться?

— Мне нравится, как играет «Манчестер Сити». Но сейчас я сконцентрирован на философии, стратегии и тактике Ваноли. Я играл у нескольких итальянских специалистов, поэтому хорошо знаком с их требованиями. Нынешняя система мне импонирует.

— Можешь быть жестким с футболистами?

— Сейчас я веду себя с игроками как друг, много подсказываю. В дальнейшем, думаю, можно быть и жестче, и строже. Нужны и пряник, и кнут. Педагогика!

— О твоем назначении команде объявили до вылета на сборы. Какая была реакция?

— Чуть-чуть опешили, но успели немного пошутить, пока была такая возможность. Называли «вторым Лужным». Во время сборов у меня был день рождения. В тот вечер встал на стул и поблагодарил ребят за уважение ко мне, к тренерскому штабу и персоналу. Если все продолжат так относиться к своей работе и к каждому члену команды, «Спартак» будет в топе.

— Ты впервые отмечал день рождения в новом статусе. Что-то изменилось?

— Ничего. Я вообще не люблю этот праздник. Все пишут, поздравляют, много приятных и лестных слов — скучно. Вот когда гадость — можно ответить.

— Какое-то специальное мероприятие для команды устроишь?

— Уже нельзя. Ранг другой! Если только тренерский штаб решит сходить куда-нибудь.

Как к тебе теперь обращаются?

— Иногда Ещ, иногда Олегович, иногда Андрей. Поначалу многие звали Ещом, но со временем перешли на обращение по имени и отчеству, либо используют просто Олегович. Приходится оборачиваться, когда слышу.

— Обратно на поле не тянет?

— За время отпуска до сборов я не успел соскучиться по игре в футбол. Хотя иногда смотрю на поле и думаю: «Вот бы сейчас выйти». Даже мурашки пару раз пробежали. Но понимаю, что это уже дело прошлое, да и бешеного желания тренироваться нет.

— Как строился твой обычный день на сборах?

— Все начиналось с занятий английским языком. Дальше за завтраком обсуждали с тренерским штабом план действий и тайминг. После этого выезжали на поле, готовили и проводили тренировку. Кстати, с первого раза заметил интересную деталь: даже главный тренер помогает администраторам убирать инвентарь. По возвращении в отель — теория, обед. Следом — еще раз тренировка и теория. А вечером, после ужина, общение с тренерским штабом: текущие вопросы, обсуждение игроков. График стал намного более загруженным. Времени не было даже для спорта: только иногда успевали поиграть в теннис и сходить в тренажерный зал.

Читайте еще:  «Монца» подписала Карбони из «Кальяри»

— Какими были ожидания от работы в тренерском штабе?

— Не могу сказать, что каким-то определенным образом представлял тренерскую работу. Мне очень хотелось остаться в футболе. Сидеть на телефоне, как Ребров, совсем не нравится. Ты отдаешь очень много лет этому виду спорта. Рано или поздно любой игрок, завершивший карьеру, хочет вернуться в эту атмосферу, что бы кто ни говорил. Ритм футбольного цикла, сама игра, общение с болельщиками, поездки на разные стадионы — это что-то особенное.

— Когда-то ты планировал начать свой тренерский путь с Академии. В чем плюс начала карьеры в основной команде?

— В том, что не нужно проходить все ступени до нее. Но на самом деле ты получаешь огромный опыт, работая с игроками топ-уровня, с футболистами из национальных сборных. Это очень крутая возможность — сразу после завершения карьеры игрока оказаться в тренерском штабе такого клуба, как «Спартак». Спасибо Паоло Ваноли за приглашение, ведь многие об этом только мечтают.

— Сильно помогают знания, которые ты получил во время обучения на лицензию А?

— Конечно. К тому же я играл у многих тренеров с совершенно разным видением футбола и подходом к работе. По прошествии времени начинаю заново анализировать этот опыт, чтобы использовать что-то самостоятельно. Многие мысли записываю.

— Именно они в твоем уже знаменитом блокнотике?

— В основном там конспекты, которые я делаю во время тренировок. Фиксирую весь цикл: упражнения, задачи. Помню, во время обучения потратил два дня на общение по FaceTime с человеком, который рассказывал, как схематично перенести написанные конспекты в электронный вид. Так и не привык. Но скоро скачаю специальную программу — и, помимо блокнотика, будут флешки.

— Дальше в планах — получение категории Pro?

— Да, уже в сентябре начнется годичное обучение. Работе не помешает: учеба начнется во время паузы на игры сборных.

— Почему ты не использовал опцию «играющего тренера»?

— По моему мнению, такой подход — не для Премьер-Лиги. И тем более — не для «Спартака». Такое может быть на любительском уровне или во втором дивизионе.

— Как семья отреагировала на новость о начале тренерской карьеры?

— Жена постоянно спрашивает: «Тебе нравится, не нравится?» Но раз уж я принял решение, она меня поддерживает. Работа, конечно, сложная, но очень интересная. Раньше за меня думали обо всем, теперь ситуация изменилась. Только на поле мячики расставишь, придет кто-нибудь из игроков и как пнет! Опять собирать приходится. Я и так понимал, что тренеры и персонал сильно заботятся о футболистах. Но, углубившись в процесс полностью, осознал, насколько игроков «облизывают» и лелеют. Еще и зарплату дают за твое любимое дело. Просто выходи и играй!

Читайте еще:  «Говорили, что я брат Бабаева»: Экс-тренер ЦСКА Бабаян про схожесть с гендиром клуба

— Нас ждет кубковый матч с «Кубанью». Есть ли у этой команды что-то общее с той, за которую ты играл?

— Я вспоминаю «Кубань» как клуб с хорошими условиями, в котором были классные футболисты. Обидно, что мы тогда не смогли выиграть Кубок. Я как раз вернулся воодушевленным после чемпионата мира. Но финальный матч с «Локомотивом» пропустил из-за аварии. До сих пор чувствую вину за то, что не смог помочь команде. Когда приезжаю в Краснодар, тренируюсь на базе «Кубани», знаю там многих сотрудников.

— Кубок России — возможность выиграть трофей в этом сезоне.

— Тренерский штаб настроит команду как надо, без каких-либо поблажек. Не должно быть ни малейшей расслабленности в головах игроков. Да, «Спартак» выше классом, но все доказывается на поле. Средние команды часто выигрывают у топов за счет собранности, самоотдачи, желания и даже самопожертвования. Хорошо знаю это на своем примере. Обыгрываешь «Спартак» — и о тебе пишут сразу все СМИ.

Когда оказался здесь, было непросто играть против команд, которые в матче с нами выкладывались на двести процентов, а с другими соперниками были не так активны и эмоциональны. «Спартак» — «красная тряпка» для всех, это факт. Всем хочется победить или как минимум отобрать очки.

— Ты завершил карьеру игрока именно в «Спартаке». Какие главные воспоминания выделишь за это время?

— Первая игра за «Спартак»: дебют — это всегда очень эмоциональный момент. Единственный гол, который показывал болельщикам на экскурсии по Залу Славы. Конечно же, чемпионство и еврокубковые матчи.

Я провел за «Спартак» большее количество игр, чем за любой другой клуб в карьере. Хоть я и не воспитанник, но точно могу назвать себя спартаковцем.

— Их было много. Когда играл в иркутской «Звезде» в Кубке страны, к нам приехал Романцев с «Сатурном». На стадионе было 33 тысячи болельщиков. Матч закончился со счетом 0:0, и я тогда думал: «Вот это да!» Часто вспоминаю чемпионат мира. Это настоящий праздник! А еще игру с бразильцами, победный матч с Португалией…

— Имея огромный опыт в футболе, что обычно говоришь молодым игрокам?

— Особенных секретов нет. Нужно работать и слушать тренера. Всегда смотрю по ситуации и стараюсь подобрать индивидуальный совет, поддержать. Конечно, ты не можешь подойти ко всей команде и сказать: давайте работайте. Психология в общении очень важна.

— А кто дал самый крутой совет тебе?

— За время карьеры было много важных разговоров. Например, с Тихоновым в «Химках». Мне много подсказывали в иркутской «Звезде», когда я только начинал. Это сейчас опытными считают двадцатисемилетних игроков, а раньше — лет с тридцати трех. Помогали Это’о и Роберто Карлос в «Анжи». В киевском «Динамо» меня сразу взяли под крыло Сергей Ребров, Ващук, Белькевич. С Ребровыми мне вообще везет!

— О прощальном матче задумывался?

— Возможно, в конце сезона мы с Артёмом Ребровым что-нибудь устроим. Нужно же финт исполнить и деду забить! Точнее, Артёму Геннадьевичу. Отлично было бы сделать свободный вход на игру или продать билеты по невысокой цене, а все вырученные деньги отдать на благотворительность. Но это пока только мысли, потому что для конкретики нет времени. Мне надо готовить 29 футболистов!

Оцените статью
( Пока оценок нет )