МЕСТО ЭДЕМА НАКОНЕЦ НАЙДЕНО!

МЕСТО ЭДЕМА НАКОНЕЦ НАЙДЕНО!

Рай, как пристанище душ умерших праведников, существует во всех религиях нашей планеты — и у народов Сибири, и у полинезийцев, и у папуасов. Большинству людей идиллический райский сад Эдем известен по Библии. Эта древняя семитская книга — сборник легенд, сказаний и обрядовых канонов — представляет Эдем как сплошной оазис, где Бог взрастил первых людей — Адама, Еву и их сыновей, позже изгнал их и превратил рай в обиталище душ праведников, а также ангелов и архангелов. Там же определенные обязанности выполняли апостолы Христа и евангелисты. Точный адрес Эдема Библия не называет: он был «за Евфратом». И все!

* *

Когда в начале XX века были расшифрованы шумерские клинописные таблички, первичность Библии сразу отпала. Оказалось, что именно шумеры — племя индоевропейское — за несколько тысяч лет до составления Библии создали свои легенды о всемирном потопе, вавилонском столпотворении и о грехопадении первых людей в Эдемском саду. И миру науки стало ясным, что все древнейшие шумерские верования вошли в библейские сказания, но в несколько измененном виде. При этом ко всем героям шумерских сказаний составители старозаветной книги отнеслись с явным уважением, но придали им вавилонские имена.

Шумерские источники называют, что райский сад был расположен на земле Дильмун. Самим шумерам, разумеется, эта земля была хорошо известна, позже они поселились там и поэтому не позаботились оставить координаты. Когда государство шумеров распалось, Дильмун был забыт.

Востоковеды сперва восприняли сказания о Дильмуне как сказочный миф о священном вечноцветущем саде, где не было хищных зверей, из земли повсюду били ключи с чистейшей водой, а в лесах было полно финиковых пальм и фруктовых деревьев, ароматных цветов и целебных трав. Там было вечное лето, люди не испытывали печали и отчаяния. Они почитали своих богов, трудились на плодородной земле и процветали.

Постепенное изучение все новых и новых клинописных табличек, продолжавшееся более 70 лет, привело науку к мысли, что Дильмун с Эдемским садом и первыми людьми все-таки реально существовал. Но где? Ведь он всеми забыт. Нужны были археологические раскопки. В каком месте их начинать?

* *

Произвольных версий о местонахождении Эдема было много. Американские миссионеры искали его у подножия Арарата. Немецкие ученые посчитали — он мог быть в Судане, а французские — в центре знойной Аравии. Другие относили его на берега Нила. У русских священнослужителей сложилось мнение: Эдем находился либо в Индии, либо на Цейлоне. Паломники из Петербурга побывали в тех местах. Российские богословы считают, что главное в их попытках не сам адрес, а убежденность в его земном расположении.

Да, Дильмун основательно забыт. Однако чтение клинописных текстов давало надежду. В шумерских легендах эта земля рисовалась яркими красками со многими подробностями. Первым на этой благодатной земле поселился бог Энки с супругой, они произвели на свет много других богов и богинь. Одни отвечали за плодовые деревья, другие — за лечебные травы, третьи — за виноград и напитки из него. Ничто человеческое не было им чуждо. И когда в Эдеме появились люди, боги научили их дорожить благословенной землей.

В шумерском мифе о потопе уцелевшим человеком был Зиусудра — прообраз библейского Ноя. Боги Ану и Энлиль возлюбили этого человека, спасли ему жизнь при потопе. Корабль прибило к стране Перехода, где восходит солнце. Так первые шумеры попали в Эдем.

К точному адресу науке пришлось подбираться долго. В 1945 году переведен текст табличек с поэмой «Энки и Нин-хурсат». Действие происходит в священной земле, чистой и непорочной. Корни поэмы, которой почти 4000 лет, явно из земли Эдемского сада. В шумерскую часть Месопотамии она перекочевала позже. Скорее всего, остров был колонией шумерского города Ура. В другой поэме, «Энки и мироздание», конкретно рассказывается, что корабли из разных стран привозили на благодатную землю стропильные камни, стволы деревьев, слоновую кость, лазурит, руды металлов. Затем они переправлялись в Ур. Ученые установили, что дильмунцы вели торговлю с Оманом, Индией, Африкой. Товарооборот был огромным. Был свой порт, торговые склады. Все это всплывало из забвения крошечными фрагментами. Только в 1946 году сложилось убеждение, что Дильмун не клочок земли, затерянный на суше, а остров в Персидском заливе. Помогла расшифровка табличек на шумерском языке, записанных при царе Саргоне Аккадском. Он завоевал остров в Нижнем море с названием Тильмун. Где же находился этот лакомый кусочек земли? Только в 1952 году ученые наконец решили: это остров Бахрейн. И помогли опять же шумерские источники о крупных торговых сделках Ура на островной перевалочной базе. Перевели «Гимн о торговле Дильмуна». Ур поставлял на остров шерсть, керамику, металлические изделия, а получал через Дильмун диорит, золото, бронзу, серебро, мыльный камень для изготовления печатей, сосудов и статуэток. Шумерские товары шли в основном в Индию — города цивилизации Мохенджо-Даро, где их во множестве находили археологи.

Сразу после Второй мировой войны переведены финансовые документы купца из Ура Эа-Насирана. Он получал с Дильмуна слитки меди и перепродавал плавщикам бронзы. Купец называл Дильмун островом, куда прибывали тысячи кораблей. Они доставляли на остров драгоценные камни, кунжутовое масло, хрусталь и даже балтийский янтарь. С острова их переправляли парусными судами, а затем все товары шли в Ур и другие города Месопотамии на телегах.

Наступило время подумать о раскопках. Но Бахрейн принадлежал арабам, доступ туда европейцам был закрыт. Исключение делали только для нефтяников. И вот датский археолог Джефри Бибби в 1952 году поехал на Бахрейн служить в английской компании. Для него это было предварительной разведкой. Он понял, что откопать там можно много интересного и необычного. Но сперва была только интуиция исследователя.

После долгих и нудных переговоров он привез на Бахрейн в 1958 году лопаты, палатки, кирки и консервы. Помогло, как ни парадоксально, удивление арабов, что датчанин знает Коран и нашел в нем упоминание Дильмуна. Это был остров среди двух морей — пресного и соленого. Действительно, у берегов острова прямо со дна бьют мощные родники чистейшей питьевой воды. В суре «Ангелы» Дж. Бибби нашел место, где находились жемчужины с этого острова. Позже он нашел следы этого промысла с датировкой III тысячелетием до н.э.

С интересом датчанин выслушал легенды местных арабов о том, что в древнейшие времена на Дильмуне обитали чужие «непросвященные» боги и демоны язычников, но Аллах приказал изгнать их, а храм разрушить.

С чего начинать раскопки? Естественно, с руин. И вот на поиски поехали с севера на юг острова. Кругом пески, зной, пыльный ветер. А по бокам дороги вдруг стали попадаться круглые курганы из щебня. Нет, не три или четыре, а десятки, сотни. Аэрофотосъемка позже насчитала их более 200 тысяч. А где же Эдем, остатки городов и храмов? Археологи оказались в центре огромного кладбища: курганы были впереди, сзади и со всех сторон. Высота их от 2 до 4 метров. Конечно, они не арабские, это совершенно ясно. Поэтому решили остановиться и вскрыть их. Но каждое захоронение оказалось ограбленным. Правда, в раскопочном деле нет ничего безнадежного. Остались черепки от разбитой ритуальной посуды. Набрали целый мешок, промыли, рассортировали. Остатки крутых красноватьк кувшинов и ваз — это явно шумерский след. Такие находили англичане в Уре и других городах южной Месопотамии. А вот более простая с геометрическими узорами — это уже очень интересно, ибо относилась к эль-обейдской культуре близ устья Тигра. Она принадлежала протошумерским племенам, первым пришедшим в Месопотамию. Значит, и освоение Дильмуна начали они, скорее всего, более 7 тысяч лет назад.

Черепки — ориентиры своего времени. Подчас они раскрывают столько же, сколько и надписи. И открытие керамических фрагментов в одном из самых грандиозных некрополей древности убедило Дж. Бибби и его команду, что попали они именно на Дильмун. Следовательно, надо копать еще и еще.

Копать, как учил Шлиман, надо холмы. От нефтяников узнали, что на северном побережье есть руины на холме из песка. При первом же сбросе песка датчане определили, что это остатки не арабской, а португальской крепости XVII века. А вот под ними оказались мусульманские руины. Это даже обрадовало, ибо арабы всегда использовали чужие камни. Составили рабочий план и заложили глубокие шурфы. Конечно, нашли и следы дильмунских построек. Место было удобным — на возвышении у берега. Только тут и стоило строить крепость. Она была, как и полагалось по традициям шумеров, из мегалитических блоков. Затем перед археологами стали открываться одна за другой культурные слои самых разных эпох. Таких слоев насчитали семь. № 1 — самый нижний — не поддался точной датировке, настолько он древний. Скорее всего, период неолитической революции. № 2 — остатки приморского городища первых дильмунцев, прибывших из Эль-Обейда на юге Месопотамии. Ему — 4500 лет. № 3 — фундаменты построек касситов, завоевавших остров. Конец их владычеству на острове положили ассирийцы — слой № 4. Следующий слой, № 5, относился к эпохе Александра Македонского, когда на острове было смешанное население. № 6 — чисто исламский, где постройки собраны из камней дильмунцев и касситов. Верхний слой — португальский, самый бедный артефактами. Словом, и здесь археологи нашли факты в пользу того, что копают именно на Дильмуне. Пригласили европейских знатоков, которые признали доводы датчан. Но условия требовали новых находок.

Дж. Бибби и его команда принялись раскапывать холм, возвышавшийся в двух километрах от берега. И вскоре их лопаты наткнулись на каменные ступени. Для археологов уходящие вниз ступени всегда привлекательны — приведут к неожиданному. Когда рабочие убрали землю, увидели древний колодец — каменный монолит с отверстием в центре. Песок в нем был влажным. Некогда рядом стояли каменные быки, но им отбили головы, поломали передние ноги. Быки были в чисто шумерском стиле. Черепки нашлись и тут, и опять они были от красноватых кувшинов. В Дании потом их датировали III тысячелетием до н.э. Этот колодец был дильмунским святилищем.

Но вот и главная неожиданность — впереди оказались ступени, ведущие вверх. Принялись за работу и откопали подземный зал. Он заканчивался возвышением, на котором стоял изящный трон. Может, сам бог Энки — главное божество дильмунцев — некогда восседал на нем. Но скорее всего, как подумал Дж. Бибби, — жрец, олицетворявший божество священной воды — чистой и прохладной, прославленной во всех городах Шумера.

Когда весть о троне достигла Европы, прокатолические газеты поспешили написать — на этом троне восседал сам Бог и поучал Адама и Еву. Кстати, позже Дж. Бибби нашел скульптурку этих перволюдей в раскопе близ арабской деревушки Дираз. И тут опять всплыли шумерские мифы и поэмы о первых людях, созданных богами именно на Дильмуне. Эти предания позже попали в Библию.

Затем датчане принялись раскапывать еще один холм не очень далеко от берега залива. И надо было спешить. Сезон раскопок длится всего три месяца — в промежутке между адской жарой и ветрами с приморских болот с миазмами тропической лихорадки. И тут к датчанам нагрянули европейские востоковеды, целой группой. Придирчиво рассматривали все находки, задавали сотни вопросов, напросились побывать в раскопах, откуда рабочие выбрасывали песок с черепками. Красная керамика экспертами была безоговорочно признана шумерского типа. Потом пошли обработанные камни. По их обилию датчане поняли, что вышли не на городище, а на приморский город. Сперва открыли фундамент жилого дома и улицу, где он стоял. Город дильмунцев был с четкой планировкой — улицы пересекались под прямым углом. Каждый квартал имел мусорную яму, как и в шумерских городах Месопотамии. Конечно, все ямы перекопали до дна — обогатились одной керамикой.

Постепенно стало ясным, что город погиб в III веке до н.э. И тут же последовало важное открытие — руины большой и странной постройки. Кровля рухнула, ибо стены были разобраны грабителями. Стали разбирать камни и убедились — тут был дильмунский храм. Нашли ритуальную посуду — бронзовые миски и вазы, кувшины для вина и керамический черпак с длинной ручкой. Старательно откопали внутренний дворик с алтарем. Храм некогда был монументальным сооружением, он много раз перестраивался, а возник на месте древнего капища. Реконструкция по отдельным элементам показала, что дильмунцы хотели придать ему привычный для Шумера вид зиккурата — ступенчатого здания. Но эта задумка не была доведена до конца.

Во внутренней части храма было много скульптур, но остались одни постаменты. Между ними в кучах мусора нашли лазуритовые бусинки, алебастровые вазы, медную скульптурку человека в молитвенной позе. Точно такую же англичане в XIX веке нашли в Уре и датировали серединой III тысячелетия до н.э.

Датчане откопали и каменный монолит, на котором сохранились остатки гранитного трона. И туг явно шумерский стиль. Близ трона обнаружили в земле бронзовые и керамические саркофаги весьма малых размеров. В них находились скелеты змей. Этот обычай восходит к эль-обейдской протошумерской культуре, он привился затем во всей Месопотамии, упоминается в эпосе о всемирном потопе. Но еще интереснее то, что такой же ритуал захоронения змей под полом, чтобы они стали добрыми домашними духами, был у славян Трипольской культуры на Днестре и Днепре. Как передалось туда это шумерское поверье, можно только гадать.

Не лишним здесь будет упомянуть, что известный киевский археолог Ю. Шилов нашел шумерские астрологические и ритуальные знаки в причерноморских курганах и на Херсонщи-не. Так что далекий Дильмун и шумерская часть Месопотамии имеют некое отношение к территории нашей страны.

Тут снова примчались европейские археологи, на этот раз из Норвегии. Изучение остатков храма рассказало им о жизненной философии дильмунцев, о их вере в благорасположение богов, которым они приносили ежедневные жертвы. Кстати, пантеон местных богов насчитывал около трех тысяч персон, отвечающих за урожай, удачу в торговых делах и семейной жизни. Конечно, это были шумерские божества.

Датская экспедиция нашла в развалинах храма свидетельства размаха международной торговли. Лазурит был из Афганистана, печати купцов из Хараппы и Мохенджо-Даро — цивилизации на берегах Инда, терракотовые кадильницы с побережья Средиземного моря, слоновая кость и страусиные яйца — из Африки. Кстати, нашлись свидетельства, что храмы на Дильмуне служили еще зерновыми амбарами, складами для орехов и шерсти. О хозяйственном назначении храмов свидетельствует все тот же миф о всемирном потопе, где капитаном ковчега был Зиусудра — любимец богов.

Раскопки города не удалось довести до конца, и его засыпали, ибо любителей старых камней для своих убогих построек кругом была тьма-тьмущая. Площадь приморского города определена в 16 гектаров. Там были в основном дома купцов и ремесленников, гостиницы для пилигримов из Шумера. В одном помещении обнаружили гири шумерского стандарта — весом от 1, 7 грамма до 1370 граммов.

В общей сложности Дж. Бибби провел на Бахрейне 12 весенних сезонов в течение 20 лет. Каждый раз, покидая остров, археолога охватывала горестная мысль: «Вдруг команда остановилась в одном метре от самого важного открытия?»

Но вот пришло время окончательно прощаться — окончились ассигнования и лицензии от шейхов, разочарованных тем, что датчане не нашли золотых сокровищ. Да, весь мир признал, что они открыли легендарный Дильмун, но почему-то они не нашли ни одной клинописной таблички. Ведь дильмунцы были грамотными, вели торговлю со многими странами. И конкретное место Эдема они не определили, хотя и посчитали им весь остров — огромный оазис. Многое не раскопано потому, что ныне побережье Бахрейна занято плантациями финиковых пальм, поместьями шейхов и полями нефтяных вышек. Все это неприкасаемо.

Самолет унес команду Дж. Бибби в Европу. На аэродроме в Копенгагене журналисты задали ему вопрос, почему в его книгах и статьях повторяются слова, что на Дильмуне он нашел менее тысячной части того, о чем мечтали. Ответ был следующим:

— Главное удалось: доказано, что легендарная страна Дильмун находилась на Бахрейне. Это был крупный перевалочный центр на перекрестке торговых путей глубокой древности. Но у нас было чрезвычайно много трудностей. Чтобы познать все тайны острова, — райской земли — нужна не одна экспедиция, а десятки. Необходимы крупные средства и современные приборы поиска. У моей команды не было экскаватора, подчас мы действовали ледорубом, а жили в сарайчике из пальмовых листьев. Увы, раскопки не были систематическими, они велись урывками, ибо шейхи просили покопать у их друзей то в Катаре, то в Саудовской Аравии. Печально и то, что после моей экспедиции, как рассказали европейские востоковеды, у ученых планов поработать на Бахрейне нет… И действительно, археологи на Дильмуне до сих пор не побывали…