17 мгновений весны на «Новой Фабрике звезд»

Все мы любим первый советский сериал – «17 мгновений весны», снятый в 1973 г. по повести Юлиана Семенова. Он стал настолько популярен в народе, что были сложены сотни анекдотов о Штирлице. Самое интересное в том, что сериал действительно содержит массу огрехов. О некоторых, замеченных мною, я и попытаюсь сказать ниже; возможно, читатели обратят внимание и на другие ляпы и несуразности в фильме.

1. ЛЯПЫ

Обыкновенных ляпов в фильме очень много. В ванной Штирлица и в ведомстве РСХА – советская сантехника. Невесть каким образом на стене кабинета Мюллера оказались висящими круглые пластмассовые часы «Слава», которые выпускались массово в СССР в 1970-х годах и висели в то время в моей комнате.

Штирлиц идет на встречу с Борманом, надев черные пластмассовые очки производства СССР 1970-х годов по моде 70-х. Все носят костюмы, сшитые по моде 70-х. Но самое удивительное – это фломастер Штирлица, которым он записывает радиограммы из Центра и рисует затем четыре карикатуры на Гиммлера, Бормана, Геббельса и Геринга. Откуда у Штирлица взялся этот фломастер в 1945 году? Никак Центр прислал в качестве секретного оснащения, ибо на работе Штирлиц пишет письмо Борману обычным пером, макаемым в чернильницу, — и точно так пишут даже генерал Мюллер и сам рейхсфюрер СС. Они фломастеров в жизни не видели. В эпизоде, когда Штирлиц на машине везет пастора Шлага к немецко-швейцарской границе, по радио звучит голос Эдит Пиаф. Священник возмущается знаменитой песней «Я не жалею ни о чем» — и правильно возмущается, ведь она будет написана только через 15 лет после его перехода через Альпы.

2. НЕНАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА

Юлиан Семенов во многих эпизодах показал незнание темы. Например, все немцы в фильме (включая изображающих чету Штирлица и Кэт при пересечении границы Швейцарии) – носят обручальные кольца на правой руке, как их все носили в СССР, а вот настоящие немцы их носят на левой. Полностью выдуманы «досье». Личных дел в Третьем рейхе в том виде, как показано в фильме, не существовало, как и выражений типа «характер нордический», «беспощаден к врагам рейха». А все документы СС печатались готическим, а не латинским шрифтом. Сами «досье» переполнены искажениями. Например, о Геббельсе голос Ефима Капеляна за кадром вещает: «Образование среднее». На самом деле он был доктором философии Гейдельбергского университета, в 1922 году защитил диссертацию об истории драматургии. Неверно и заявление Капеляна, что Геббельс был назначен гауляйтером Берлина в 1944 году (за доблесть, проявленную при подавлении мятежа): он был назначен на эту должность 26 октября 1926 года и оставался на посту до своей смерти 1 мая 1945 г. О Геринге Капелян тоже говорит: «образование среднее», хотя тот окончил Военную академию в Карлсруэ и военное училище в Берлине Лихтерфельде – с наивысшей возможной суммой выпускных оценок, за что был лично поздравлен кайзером Вильгельмом. Зачем Семенову понадобилось скрывать высшее образование Геббельса и Геринга – непонятно, ведь негативное отношение народа к этим личностям базируется не на их образованности или необразованности, а на совершенных ими преступлениях.

3. СТРАННЫЕ СОСЕДИ

Когда Генрих Мюллер, идя по коридору, встретил Вальтера Шелленберга и Макса Штирлица, то очень удивился. Еще бы не удивиться шефу гестапо: ведь IV управление (гестапо) и VI управление (политическая разведка) располагались в разных зданиях, расстояние между которыми превышало 10 км. Гестапо – на Принц-Альбрехтштрассе, 8 (кабинет Мюллера был в соседнем здании – в бывшем отеле «Принц Альберхт» на Принц-Альбрехтштрассе, 9), а служба Шелленберга находилась в здании по адресу Беркаерштрассе, 32 – в другом конце города. По этой причине нелепа и сцена, когда Штирлиц, выйдя из своего кабинета, встречает солдат, несущих чемодан с рацией в рядом расположенный кабинет Рольфа. Рольф служил в гестапо – и поэтому его кабинет не мог быть соседним с кабинетом Штирлица. Нелепы и допросы, проводимые Штирлицем, как и его арест Кати Козловой (Кэт), так как ведомство Шелленберга не имело право проводить аресты на территории Германии. Мало того, служба политической разведки, где работал Штирлиц, вообще не имела права на ведение следственной деятельности, включая допросы арестованных.

4. ДИЛЕТАНТ ШТИРЛИЦ

Непонятна сама профессиональная подготовка разведчика Исаева, который, пройдя во время воздушной тревоги в узел спецсвязи и позвонив Борману, стал хвататься за трубки голыми руками (а не через носовой платок). Тут только два объяснения: либо Штирлиц никогда в жизни не слышал про существование отпечатков пальцев, либо у Штирлица не было по русской привычке носового платка. Кстати, непонятно и то, почему вдруг узел спецсвязи остался без единого дежурного, хотя рядом в коридоре часовые остались на своих постах.

5. ТУНЕЯДЕЦ ШТИРЛИЦ

Фильм демонстрирует в РСХА полный аврал: работы выше крыши, все трудятся без сна по несколько суток, спят только пару часов. Вызванный по «делу» Штирлица Мюллер в кабинете Кальтенбруннера признается, что глаза у него потому красные, что он уже несколько ночей не спал. Затем Айсман (Куравлев), вызванный уже Мюллером по тому же «делу» Штирлица, о себе говорит то же самое – не спал трое суток, мечта – поспать 7 часов. Мюллер в награду за ручательство Айсмана за честность Штирлица – разрешает ему поспать 5 часов. Тот безмерно счастлив. На фоне этого тотального аврала Штирлиц выглядит полным тунеядцем. Он вроде бы тоже пару раз вскользь посетовал, что, дескать, времени не хватает. Но при этом отдыхает в загородном доме, занимаясь подрезанием еловых веток, играет с уличными собаками, каждый день околачивается в барах, где пьет пиво и коньяк, почитывает газеты и играет в шахматы, привозит просто так домой дам, знакомых по бару, где пьет с ними и танцует. В общем – развлекается как может, в то время как товарищи по работе не спят по трое суток. Мало того – Штирлиц настолько утомился от отдыха и развлечений, что у него, оказывается, «проблемы со сном»! Когда он видит проносимый в коридоре чемодан с рацией и заходит вслед за ним в кабинет Рольфа, то не находит ничего более глупого, чем попросить снотворное в качестве предлога. Голос Ефима Капеляна за кадром: «Теперь если кто-то спросит Рольфа, зачем к нему заходил Штирлиц, то тот ответит, что он заходил за снотворным». Самый несуразный предлог в период аврала в РСХА. Такая «отмазка» наоборот всех насторожит, ибо люди по трое суток не спят и счастливы на четвертые поспать хотя бы 5 часов, а один Штирлиц в РСХА, видите ли, за снотворным ходит к Рольфу…

6. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЖЕЛТОГО ЧЕМОДАНЧИКА

Вся интрига сюжета закручена вокруг чемоданчика с рацией, на котором якобы остались отпечатки пальцев Штирлица. Но откуда они могли взяться, если в фильме ясно показано – во время последнего загородного сеанса связи Штирлиц все время был в перчатках? Тут, возможно, создатели фильма не доглядели. Но вот огрех уже самого Юлиана Семенова: Штирлиц строит свое алиби на том, что якобы помог какой-то неизвестной даме донести коляску и якобы какие-то чемоданы. В фильме показано, что Штирлиц был в это время в перчатках. С какой же стати могли взяться на тех вещах его отпечатки? Положим, Штирлиц это понимал и хотел просто обдурить Мюллера. Но в таком случае Мюллер предстает – с подачи Юлиана Семенова – полным болваном, поверив в россказни Штирлица, ибо Штирлиц был в тот день в форме офицера СС, а она в феврале предусматривает вместе с кожаным плащом обязательное ношение кожаных перчаток. Но раз Штирлиц был одет по форме, то как же он тогда мог оставить отпечатки пальцев на вещах некоей дамы, которой он помог перенести пожитки?

7. «ХАЙЛЬ ШТИРЛИЦ!»

Этот огрех автора с отпечатками пальцев делает неубедительными книгу и фильм, а само умение Штирлица выпутываться из подозрений под дурацкими предлогами – стало основой для многочисленных анекдотов, ибо народ ощущает эти ненормальности. Причем один из анекдотов о себе излагает сам Штирлиц в беседе со своим радистом: мол, поручая такие задания, там в Центре думают, что Штирлиц вхож к Гитлеру; мол, неплохо и в фюреры пробиться – «Хайль Штирлиц!». Видимо, Юлиан Семенов сам понимал анекдотичность этого выдуманного персонажа (и всего своего произведения), когда желание показать успехи советской разведки как можно более высоким постом разведчика в стане врага приводят к абсурду – это уже по своему месту в Рейхе не разведчик, а один из руководителей фашистского государства.

8. ЖЕНА ШТИРЛИЦА

Еще одна фантастическая выдумка Юлиана Семенова заключается в том, что Штирлиц каким-то неведомым путем смог дослужиться до звания штандартенфюрера СС (аналогичного званию полковника Вермахта), оставаясь холостяком. Это АБСОЛЮТНО исключено, ибо офицеры СС, строго выполняя приказ Гитлера к воспроизводству населения (элитных кровей СС), были ОБЯЗАНЫ жениться к 30 годам и иметь как можно больше детей. Это, конечно, прекрасно знал Семенов, да вот как-то «не ложилась» в нравственный облик советского разведчика его немецкая семья с немкой и сворой детишек из Гитлерюгенда. Поэтому пришлось врать – мол, во всей системе СС только один человек был холостяком – Штирлиц. Хотя именно по этой примете его бы сразу и разоблачили. Душещипательная сцена встречи в баре с женой, привезенной из СССР, не менее глупа. Что толку сидеть и смотреть друг на друга в течение 10 минут у всех на глазах? За Штирлицем нет слежки в 1935 году, он вне каких-то подозрений – и вполне может уединиться с женой где угодно (ведь уединился же для убийства провокатора Клауса). И уединиться не на 10 минут, а на несколько дней. И главное: почему другие разведчики ведут подрывную работу семейно – Кэт со своим мужем-радистом, а для Штирлица Центр не подобрал жену-шпионку? Это кажется нелогичным и непоследовательным – именно с точки зрения Центра, ибо кто его знает, этого Штирлица-Исаева: изголодается по женскому телу, влюбится в немку – и крах всего. Дабы этого не было, Центр был ОБЯЗАН дать ему в жены тоже разведчицу. Но снова – это «портит» имидж советского разведчика в глазах зрителей. Куда выгоднее его представить эдаким одиночкой.

9. УБИЙСТВО КЛАУСА

Штирлиц вывозит провокатора Клауса в лес и там в него стреляет. Вопрос: а зачем вообще надо было его убивать? Согласно замыслу книги и фильма, Семенов должен был показать, что Штирлиц не просто работал в РСХА, а еще и что-то антифашистское делал. Вот, например, провокатора убил. На самом деле Штирлица внедряли в РСХА не для того, чтобы он там отстреливал провокаторов – ибо их плодит сама Система и всех не перестреляешь. А убийство провокатора грозит разоблачением, провалом. Поэтому шпионам запрещено так рисковать. Сей поступок Штирлица, чисто эмоциональный (судя по фильму и игре актера) – бессмысленный и опасный. Но если задача Штирлица убивать фашистов – то чего же тогда он не убил Бормана при личной с ним встрече – в авто Бормана ночью, в подворотне? И никто бы Штирлица не поймал, ибо о встрече знали только два человека – Борман и Штирлиц. Вместо этого Штирлиц пресмыкается перед Борманом, услужливо его приветствует, снимает очки, дабы показать свое лицо, и вспоминает о том, какую реплику сказал Борман при награждении Штирлица Железным Крестом (про лицо математика). Да настоящий коммунист, радуясь такой возможности, тут же разрядил бы в Бормана пистолетную обойму – и уже этим выполнил бы с избытком долг перед Родиной. Но Штирлиц почему-то идет на огромный риск провала, убивая какого-то никому не нужного провокатора Клауса, но при встрече с правой рукой Гитлера – самим Борманом – считает честью с ним встретиться.

Последние новости:  Известный певец назвал победителя третьего сезона шоу «Маска»

Ладно, пусть в данной ситуации Штирлицу было нужно использовать Бормана как противовес Гиммлеру, но ведь он мог и раньше точно так выманить Бормана для «личной встречи» какой-нибудь дезой – и укокошить правую руку Гитлера: не сделал, хотя вполне мог. С Борманом – это только один эпизод, а вот с лидерами СС Штирлиц много лет занимается панибратством, хотя всех давно мог перетравить без всяких подозрений. Он постоянный посетитель кабинетов Шелленберга, Кальтенбруннера, рейхсфюрера СС Гиммлера (являясь у всех любимчиком). С Шелленбергом ходит, согласно фильму, даже на футбольные матчи, а с остальными постоянно выпивает на приемах. Чего же он всех их не отравил? Параллельно с добыванием разведданных? Наконец, Штирлиц, член НСДАП с 1933 года, сотни раз участвовал в партийных мероприятиях и совещаниях с участием Адольфа Гитлера. И имел огромные возможности уничтожить Гитлера: и бомбу заложить, или вообще подойти и выстрелить в него. Выстрелил бы в него Штирлиц в начале 1941 года – и не было бы Великой Отечественной войны. Чего же не стрелял? Ведь один выстрел Штирлица мог спасти десятки миллионов жизней? В таком понимании Штирлиц выглядит зловещей фигурой: мог спасти народы СССР от германской агрессии, но не сделал этого, хотя – будучи штандартенфюрером СС, знал о готовящейся войне и мог убить Гитлера, предотвратив саму войну. Вместо Гитлера он убивает только провокатора Клауса – с его-то возможностями штандартенфюрера СС!

10. АНТИФАШИСТСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

Те же самые вопросы у меня, как и у всякого здравомыслящего человека, возникли в связи со сценой, когда Штирлиц приезжает в костел на похороны профессора Карла Плейшнера (специалиста по лечению болезней почек). Голос за кадром рассказывает, что профессор был одним из руководителей германского Сопротивления, а Штирлиц с ним активно работал. Но тут на похороны профессора приезжает глава РСХА Эрнст Кальтенбруннер (шеф над службами гестапо и СД), который, как оказывается, был тоже почечником, лечившимся у профессора. Возникает вопрос: что это за эдакое «Сопротивление», где его руководитель Карл Плейшнер с подачи Штирлица лечит больные почки главы РСХА? Он должен был его залечить и убить. А вместо этого бодрый и вылеченный Плейшнером Кальтенбруннер приезжает на похороны поблагодарить своего спасителя. Абсурд так и прет. На самом деле Кальтенбруннер никогда не был почечным больным, все это выдумал Юлиан Семенов только с той целью, чтобы привезти сюда главу РСХА и показать, как Кальтенбруннер похлопывает по щеке сына профессора (мол, перенял гитлеровский жест). Вот и все. Ради чисто выдуманной и художественной сцены похлопывания ребенка по щеке Юлиан Семенов дискредитирует само немецкое Сопротивление, делая из него лекарей Кальтенбруннера.

11. ОШИБОЧНАЯ СУТЬ ФИЛЬМА

В начале картины Шелленберг вместе с Гиммлером смотрят хронику воюющих стран. Советская хроника показывает, как Сталин и Рузвельт в Ялте «решают судьбу Польши и Югославии». Меня поражает, что мы относимся как к НОРМЕ к этому вопиющему аморальному факту. С какой стати вообще США и СССР решают, какой освобожденной стране быть после войны демократической, а какой коммунистической? Какое право они на это имеют? Освободили страны Европы от Германии – огромное спасибо, честь и хвала. И до свидания! Но вот решать свою судьбу должны сами народы этих стран, а не оккупационные войска. Эти войска США и СССР в таком случае становятся из «освободителей» — оккупантами, ничем от фашистов не отличаясь, ибо как при немецкой оккупации народы не имели права на построение своей страны по своей воле – так этого права не имеют и после освобождения. За них все в Ялте решено. Именно вокруг этого имперского желания Сталина поработить послевоенную Европу – и крутится весь сюжет фильма. План Сталина заключался в том, чтобы как можно глубже в Европу ввести свои войска – это чисто захватнический план, где на кону вовсе не победа над Германией, а захват власти над наибольшим числом европейских стран. Юлиан Семенов выдает сепаратный мир за «очевидное зло», ибо такой мир срывал бы имперские планы Сталина. Но почему вдруг мир – это «зло»? Условия мира, который обсуждали Вольф и Даллес в Берне, — безоговорочная капитуляция Германии, ликвидация нацистской партии и всех нацистских структур, дефашизация Германии, суд над нацизмом и нацистскими преступниками.

Все это и произошло в реальности. Причем этот мир никак не мог вести к тому, что Германия и СССР продолжали бы войну далее друг против друга, ибо сами условия мира означают ликвидацию нацизма. Тут Юлиан Семенов все грубо исказил: на самом деле этот сепаратный мир означал лишь, что немцы без боя отдают свои территории войскам западных союзников – не допуская на эти территории войска СССР. Вот и все. Предположим, что сепаратный мир, который героически не допустил Штирлиц, все-таки произошел бы – то есть, немцы бы капитулировали перед СССР на какое-то время позже, дав возможность войскам западных союзников за это время занять всю территорию Германии. Ну и что с этого? Да, СССР не смог бы тогда создать ГДР и, возможно, установить сталинизм в Венгрии, Чехии или Албании. Но от этих имперских игрищ Сталина нашему народу нет никакого проку. А вот зато были бы спасены жизни около полутора миллиона наших солдат, погибших в последние месяцы войны (особенно кровавым оказался штурм Берлина). Поставим вопрос иначе: предположим, что Штирлиц узнает, что заключение сепаратного мира в Берне позволит спасти жизни полутора миллионам своих соотечественников, советских солдат.

И как он должен тогда поступить? Выбрать конец войны – или выбрать гибель 1,5 миллиона земляков, выполняя имперское задание Центра? Тут вопрос о морали: можно ли вообще за достижение Кремлем каких-то иллюзорных внешнеполитических бонусов на карте Европы – расплачиваться полутора миллионом жизней своего народа? И поскольку Юлиан Семенов рисует образ Штирлица как либерала («у нас в СД все считают Штирлица либералом»), то он бы наверняка выбрал сепаратный мир и спасение 1,5 миллиона соотечественников. Ибо даже бездомную собачку жалеет и кормит. Что же касается негативного отношения к САМОМУ ФАКТУ сепаратных переговоров с Германией, то такое отношение нелепо, ибо сам СССР в ходе Великой Отечественной войны постоянно вел такие сепаратные переговоры. Причем, СССР был их инициатором в начале войны, когда терпел поражения, а затем их инициатором был Берлин. Уже в 1941 году Сталин и его Политбюро многократно через болгарских послов предлагали Гитлеру сепаратный мир, о чем есть хорошо известные свидетельства главы СМЕРШа Павла Судоплатова (лично по просьбе Берия занимавшегося этим вопросом) и Г.К. Жукова. Летом 1941 (решение Политбюро 28 июня) Сталин предлагал Гитлеру Прибалтику, Молдавию и часть других республик (переговоры через болгарского посла Ивана Стаменова вел Судоплатов), а в октябре, как пишет в мемуарах Жуков, Сталин был готов отдать Гитлеру в рамках сепаратного мира – уже Беларусь и Украину. Объясняя это тем, что и Ленин подписал когда-то с Германией сепаратный мирный договор в Брест-Литовске, отдававший немцам эти республики. Мол, один раз отдали – чего бы и еще раз не отдать белорусов и украинцев ради существования своего государства?

Весьма показательно, что «мирные инициативы» Москвы осуществлялись уже после подписания в июле 1941 года СССР и Великобританией соглашения о совместных действиях в войне против Германии. Гитлер тогда не принял эти советские мирные предложения, хотя многие политики Германии (в первую очередь в МИДе – Риббентроп и др.) считали этот отказ ошибкой. В 1942 года Гитлер снова не слушает Риббентропа на фоне побед на Волге, хотя тот настаивает на заключении сепаратного мира с СССР. А в 1943-44 гг. уже сама Германия (в том числе через посредничество Италии и Японии, крайне заинтересованных в таком мире) ищет сепаратного мира с СССР. К мнению Риббентропа о необходимости мира с СССР в 1943 году присоединяется даже Йозеф Геббельс. А Гитлер временами соглашается на ведение переговоров, но потом от них отказывается, и затем снова к ним возвращается. В апреле 1943 года в Берлин через Токио приходит информация, что Москва готова к сепаратным переговорам на условиях, обозначенных в ходе предварительных обсуждений. Среди них: возврат к границам СССР и Германии 1939 года; автономия (государственность) Украины; статус Одессы как порто-франко; Ближний Восток (без Турции) становится сферой советского влияния, а Индия – совместного советско-японского. К принятию мира на таких условиях, по сведениям японцев, склонялись не только Сталин, но и Берия, а также Жуков.

Кстати, сам смысл работы дипломатов – это договариваться, решать все мирно. Юлиан Семенов это право дарует советским дипломатам, но забирает его у западных дипломатов. А ведь причина прозрачна – это обыкновенная зависть: Даллес и Вольф вели переговоры о капитуляции немецких войск в Италии, а вот подобных предложений о капитуляции войск Германии в разных районах Европы, оккупируемых СССР, в Кремль не поступало. Потому что большевиков все боялись и стремились уж лучше быть оккупированными войсками Запада, чем сталинскими комиссарами. Вот тут и лежит главное: почему же немцы были готовы охотно сдаваться американцам, англичанам и французам, но панически не хотели советской оккупации? Юлиан Семенов этот важнейший вопрос 1945 года обходит стороной. Как обходит стороной и тот вопиющий факт, что Берлинская стена, возведенная оккупационными властями для отделения советской зоны в Берлине от трех других (французской, английской и американской) – потому и была возведена, что немцы (включая самих пограничников) массово бежали на оккупированную союзниками территорию с территории, оккупированной СССР. А с той стороны к нам никто не бежал. НИ ОДИН НЕМЕЦ. И кто вообще в здравом уме может бежать сюда, откуда ранее сбежала вся русская интеллигенция и весь цвет русской нации? А ведь сама Берлинская стена – это и есть ответ Юлиану Семенову на его демагогию о «нелепости страхов немцев перед советской оккупацией». Если бы эти страхи были только иллюзией, работой антисоветской пропаганды, то зачем же создавать против этих «иллюзий» вполне реальную Берлинскую стену?

Последние новости:  «Кумир миллионов девочек и мальчиков СССР»: Садальский – о смерти Шатунова

Сам факт ее последующего появления и факт бегства сотен тысяч немцев из ГДР в ФРГ – доказывают, что Вольф и Даллес не ошибались хотя бы в одном – в неприятии народов Европы, включая немецкий народ, советских порядков, которые будут введены при советской оккупации. Что, кстати, одиозно не похоже на реалии войны 1812 года и Первой мировой, где отношение к армии России, входящей в страны Европы, было совершенно иным – ее тогда никто не боялся, ей все симпатизировали. Это подтвердила и практика: почти во всех «освобожденных» странах «народной демократии» вспыхивали общенародные восстания, которые жестоко подавлял СССР. Хотя не было ни одного восстания против оккупационных западных войск в зоне их оккупации в Европе. В итоге президент Чехии при ее вступлении в НАТО с облегчением говорит народу, что «Больше ни один советский танк не появится на улицах Праги» (хотя – заметьте, именно советские танки Чехию освобождали от нацизма Германии), а министр иностранных дел Болгарии искренне плачет от счастья, когда его флаг впервые поднимают среди других флагов стран НАТО. Все было бы иначе, если советские войска, освободив от фашизма соседей по Европе, дружно вернулись бы назад в СССР, позволив народам самим определять свое будущее в рамках Свободы. В таком варианте истории Москву эти страны считали бы вернейшим союзником, которому до гроба обязаны. И все эти страны Восточной Европы искренне были бы сегодня привязаны к России, ощущая себя ей обязанными. Или я не прав?

12. ЖЕЛЕЗНЫЙ КРЕСТ ШТИРЛИЦА

«17 мгновений весны» — это, конечно, полная неисторическая фантастика. Именно этой своей фантастичностью фильм так и полюбился народу. Очевиден всем самый главный вопрос: коль Штирлиц только и делает, что срывает все планы СД и СС (срывает уничтожение Кракова, выпускает из тюрем немецких физиков и пр.), то КАК ОН ВООБЩЕ ДОСЛУЖИЛСЯ до звания штандартенфюрера СС (то есть полковника)? За какие же такие заслуги? Или его повышали по службе именно за его провалы в работе? Особенность ситуации в том, что Штирлиц не выдает себя за ветерана СС (не является засланным разведчиком с липовыми документами СС, типа как в фильме «Щит и меч»), а именно сам ДОСЛУЖИЛСЯ до своего звания, своим трудом на благо Германии его добыл. Да к тому же Адольф Гитлер ему лично вручал Железный Крест (аналог «Героя Советского Союза») – который абы кому не дают. Ясно, что штандартенфюрером СС может стать только самый отъявленный нацист и негодяй, у которого руки по локоть в крови. И если у ветерана СС есть еще и Железный Крест – то это вообще полная мразь. И вот оказывается, что под личиной такого выродка все эти годы скрывался советский разведчик. Который годами конкурировал в свой карьере с сотнями других нацистов, не менее желающих продвинуться по служебной лестнице и демонстрирующих на деле свой нацизм. Это абсолютно невозможно – сделать карьеру в СС, едва не дослужившись до генерала (бригадефюрера СС), но при этом быть непричастным к преступлениям СС. Да, история разведок знает примеры, когда предателями становились полковники разведок. Но они были ЗАВЕРБОВАНЫ, уже пройдя до этого звания по служебной лестнице, будучи в своей карьере честными и ревностными патриотами своей страны. А здесь Юлиан Семенов придумывает неслыханное: Максим Исаев в 1933 году входит в ряды НСДАП, вступает в ряды СС, дослуживается до полковника, получая из рук Гитлера высшую награду нацистов – Железный Крест.

За что именно Гитлер вручает эту награду Штирлицу – Семенов благоразумно умалчивает, ибо здесь его фантазия уже бессильна: это не орден «Дружбы народов», а награда за нацистские преступления. И уточнения откроют истину: а Штирлиц-то – нацист. Если бы случайная бомба убила Шелленберга, то Штирлиц (самый перспективный сотрудник и «любимчик» руководства) автоматически занял бы его генеральскую должность, входя в руководство аппаратом СД. Еще немного рвения – и занял бы место Кальтенбруннера или, глядишь, и самого рейхсфюрера СС Гиммлера. Как я выше писал, это уже по своему месту в Рейхе не разведчик, а один из руководителей фашистского государства. И вот ситуация: на Трибунале в Нюрнберге собираются судить Штирлица как генерала СС и руководителя СД, а он признается ошарашенным союзникам – да я свой, я советский разведчик! Приходится отпустить.

И поскольку не одна лишь разведка СССР активно работала, но и разведки союзников не прохлаждались, то вслед за тем выясняется, что Мюллер – разведчик Англии, Геббельс – разведчик США, Борман – французский шпион, а сам Адольф Гитлер – это завербованный агент спецслужб Новой Зеландии. Трибунал приходится закрывать за отсутствием самих подсудимых…

Так вся история Второй мировой войны с подачи Юлиана Семенова обращается в анекдот.

Этот день в истории: (много фоток) 

11 августа 1973 года, состоялась премьера многосерийного художественного фильма «Семнадцать мгновений весны».

История создания картины началась в 1970-м, с выходом в свет одноимённого романа Юлиана Семёнова. По словам режиссёра Татьяны Лиозновой, все актёры на главные роли, в том числе Вячеслав Тихонов — Штирлиц, были утверждены ею без кинопроб. Сценарий написали точно по роману, а музыку к фильму сочинил композитор Микаэл Таривердиев.

Съёмки стартовали в марте 1971 года с поездки в ГДР. Там предстояло отснять все натурные эпизоды Штирлица в Берлине. Затем съёмочная группа работала в павильонах, после чего отправилась в Ригу, чтобы зафиксировать провал явки советского разведчика на Цветочной улице и самоубийство пастора Шлага.

Поздней осенью на киностудии были сданы первые три серии. А в начале 1972 года съёмки продолжились в горах недалеко от грузинского города Боржоми, где по сюжету фильма переходил через Альпы пастор Шлаг.

Премьера «Семнадцати мгновений весны» шла с 11 по 24 августа 1973 года. Все эти дни население СССР буквально прильнуло к экранам телевизоров. Как гласят милицейские сводки, в стране тогда резко снизилась преступность.В основе фильма лежал сюжет одного из романов популярного писателя Юлиана Семенова – автора многочисленных книг о приключениях советского разведчика Исаева, работавшего в разведке фашистской Германии под именем Макса Отто фон Штирлица. Этот уникальный телепроект состоялся лишь благодаря таланту и настойчивости режиссера Татьяны Лиозновой. 

Untitled-316jpg 

Не только на главные, но даже на эпизодические роли в этом фильме были приглашены крупнейшие актеры. В главной роли – Исаева-Штирлица выступил Вячеслав Тихонов

Образ его основного противника – шефа нацистской политической полиции (гестапо) Мюллера прославил уже немолодого артиста Леонида Броневого

 

В ролях антифашистов, помогавших Штирлицу в его борьбе, выступили Ростислав Плятт (пастор Шлаг)

 

и Евгений Евстигнеев (профессор Плейшнер).

98860133_41226227jpg 

В числе актеров, сыгравших руководителей фашистской Германии, ее разведки и армии, были Юрий Визбор (Борман)

321140jpg 

Олег Табаков (Шелленберг),

а также Николай Гриценко (генерал в поезде).

Единственная крупная женская роль в этом фильме досталась актрисе Екатерине Градовой (советская разведчица-радистка Катя Козлова, она же Кэтрин Кин).

 

Однако зрителям запомнились и эпизодические женские образы: великолепная фрау Заурих (Эмилия Мильтон), Габи (Светлана Светличная),

 

а также пьяная проститутка из бара (Инна Ульянова).

* * * * * * * * * * * * * * *

ПРОТОТИП ШТИРЛИЦА БЫЛ ГЕСТАПОВЦЕМ-ПОВЕСОЙ

 

У Штирлица был реальный прототип — гестаповец Вильгельм Леман, который был завербован советской разведкой. Правда, на сотрудничество он пошел не по идейным, а по меркантильным соображениям. И ничего общего с образом, придуманным Юлианом Семеновым, не имел. Как внешне (у Вячеслава Тихонова — явно не арийский тип лица), так и по содержанию. В фильме герой Тихонова ведет скромный, почти затворнический образ жизни. Леман же был полной противоположностью — играл на скачках, залазил в долги и менял молодых любовниц как перчатки. Не похож на реального Мюллера и Броневой. На самом деле шеф гестапо был значительно моложе своего киноперсонажа — в 1945 году ему было 45 лет. А вот потомки Шеленберга, которого сыграл Олег Табаков, с удовольствием пересматривают «17 мгновений», потому что актер оказался очень похож на него. Они даже письмо Олегу Павловичу написали, мол, когда хотим взглянуть на «дядю Вальтера», смотрим фильм.

 

Вячеслав Тихонов, Вильгельм Леман

ЛЕОНИД КУРАВЛЕВ ОКАЗАЛСЯ НЕУБЕДИТЕЛЬНЫМ ГИТЛЕРОМ

 

На роль Штирлица пробовались Иннокентий Смоктуновский, Олег Стриженов и Арчил Гомиашвили. Кандидатуру последнего, прославившегося как Остап Бендер в «12 стульях», отстаивал автор романа Юлиан Семенов. Но, поговаривают, Арчил накануне съемок расстался с режиссером Татьяной Лиозновой. Стриженов оказался занят, а Смоктуновского не устроило, что съемки могли растянуться на два года. На роль Мюллера рассматривался Всеволод Санаев. Но отказался: «Играть фашиста не буду!» Долго искали Гитлера. Пробовался Леонид Куравлев. Неубедительно. Взяли немца, а ему дали роль одноглазого эсэсовца Айсмана. Как нам рассказал Куравлев, он был не прочь сыграть фюрера: «Но неудача! Что ж, даже гениальные артисты терпят неудачи. Лиознова всегда имела собственное мнение». Главной конкуренткой Екатерины Градовой, сыгравшей радистку Кэт, была Ирина Алферова, но она в тот момент была за границей.

СВЕТЛИЧНАЯ ХОТЕЛА ОПРАВДАТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОСТЬ ИСАЕВА

 

Светлана Светличная (Габи Набель) призналась нам, что хотела сыграть сразу две роли: «Я сказала Лиозновой, что было бы неплохо, если одна актриса сыграет и Габи, и жену Штирлица. Чтобы это был один стиль женщины. Это тогда оправдывало бы, почему полковник Исаев вдали от Родины увлекся Габи. Идея Лиозновой понравилась, но я ее поздно озвучила — на эту роль уже была утверждена Элеонора Шашкова. А если бы воплотили мою идею — получилось бы очень интересно. Не скажу, что расстроилась. Но со стороны режиссера было бы нетактичным отказывать актрисе, которую уже утвердили. Моя героиня, по сценарию, была влюблена в Штирлица. Тихонову тогда симпатизировали все женщины СССР. Если бы мне в пару дали старого никчемного актера — пришлось бы фантазировать. Но в данном случае, не фантазировал ни Вячеслав Васильевич, ни я. У нас были приятные взаимоотношения, и уверена: он чувствовал то же самое. Поэтому у нас так идеально получилась сцена, где мы танцуем в его доме. Она уникальна! Там нет объяснений, поцелуев, а лишь неимоверная тяга друг к другу. Там все сказано глазами: Габи обожает Штирлица, а он, увы, как разведчик не мог иметь в Германии любимую женщину. Даже легендарный Сергей Герасимов сказал: «Эту сцену нужно показывать студентам ВГИКа».

 

Светлана Светличная, Вячеслав Тихонов

ТИХОНОВ НАКОЛОЛ СЕБЕ «СЛАВУ» И СКРЫВАЛ

 

Ходит легенда, что у Вячеслава Тихонова на кисти левой руки была наколка «Слава», сделанная еще в молодости. Естественно, у Штирлица такой быть не могло. И, когда требовалось показать крупным планом руки Штирлица, это были руки дублера — ассистента художника Феликса Ростоцкого. Этот факт подтвердила нам «жена Штирлица» — актриса Театра им. Вахтангова Элеонора Шашкова: «Да, в юности Тихонов сделал такую наколку. Это быламолодости, поэтому даже князя Болконского он играл в перчатках. Но Слава наколол себе «славу» на всю жизнь — напророчил. А Лиознова обожала Тихонова и не хотела даже малейшей черноты в его биографии, поэтому про наколку все молчали».

Последние новости:  Канделаки назвала Баскова заменой Кобзона

БРОНЕВОЙ-МЮЛЛЕР ДЕРГАЛСЯ ИЗ-ЗА КОСТЮМА

 

Многим зрителям запомнился Леонид Броневой в роли Мюллера, в том числе нервными подергиваниями головой в напряженные моменты. Но эта жестикуляция возникла оттого, что Броневому сшили мундир на два размера меньше и воротник постоянно врезался ему в шею! Увидев такой жест, режиссер предложила его оставить, решив, что такой нервный тик лишь добавит колорита фигуре Мюллера.

 

ЕЛЕ ХВАТИЛО ДЕНЕГ НА ПОСЛЕДНЮЮ СЕРИЮ

 

«17 мгновений» считаются самым дорогим советским сериалом, хотя реальный бюджет картины — тайна, покрытая мраком. Но современные кинопродюсеры сказали нам, что если бы сейчас снималась картина с таким же размахом, то стоимость каждой серии обходилась бы в $100 тыс. минимум. Более того: на съемки было потрачено столько средств, что Лиозновой не хватало денег, чтобы завершить фильм. Еще бы, ведь съемки длились два года в разных городах и странах. Шутка ли, только для Тихонова были пошиты 100 рубашек! Что уже говорить о построенных на студии им. Горького декорациях — коридорах рейхсканцелярии, кабинете Мюллера, квартире Штирлица и многом другом. Прибавьте к этому съемки на натуре — картина снималась в Германии, Прибалтике и Грузии. Правда, то, что Цветочная улица Берна находится на самом деле в Риге, а швейцарскую границу пастор Шлаг переходит на Кавказе, позволило сэкономить бюджет.

 

ТИХОНОВ ПОПРОСИЛ «ГЛАЗА»

 

Один из самых романтических эпизодов картины — встреча полковника Исаева с супругой в кафе Elefant в Германии. Хотя сцены свидания в кафе в романе Семенова не было. Ее предложил вставить Тихонов после общения с одним из разведчиков. Оказывается, многим нашим резидентам устраивались такие бесконтактные встречи с родными. «Жена Исаева» Элеонора Шашкова рассказала нам, как это было: «На съемочную площадку меня привел один из ассистентов по актерам, с которым мы работали на съемках «Две жизни». Именно в том фильме я впервые увидела Вячеслава Васильевича, игравшего там одну из главных ролей. Он произвел на меня, тогда еще студентку второго курса театрального вуза, снимавшуюся в массовке, сильнейшее впечатление! Хотя я красивых мужчин не воспринимаю. Для роли жены Исаева я была моложе возраста своей героини, и меня взрослили. Я не удивляюсь, что именно сцена короткого свидания Штирлица с женой стала самой яркой в фильме. Вспомните кадр, когда он поднял глаза. Они были наполнены душой, а в моих глазах читалось: «Я страдаю в разлуке, сильно люблю тебя и очень переживаю, как ты тут живешь без меня?» В последнем крупном плане глаза моей героини говорили: «Может, я вижу тебя последний раз в жизни…» А на самом деле мы снимались с Тихоновым по отдельности. То, что вы видели в кадре, — монтаж. Раньше же снимали всего одной камерой и на пленку, по две сцены в день. Все было отрепетировано, обдуманно. Это сейчас сплошной конвейер! В тот день Вячеслав Васильевич пришел на съемочную площадку совершенно неожиданно. Это был его первый выходной за полгода работы, но он не усидел дома и захотел заглянуть в глаза своей экранной супруги, узнать, кто она. Пришел и сел у камеры, на уровне столика. Мы играли в полном молчании… И все получилось, всего за час. С таким великим актером, как Тихонов, иначе и быть не могло! А на следующий день была его съемка без меня. Но он сказал Лиозновой: «Давай вези мне эти глаза. Без них я сниматься не могу». И меня тут же доставили на съемки и посадили у камеры. Я постаралась сделать все то же, что и день назад. Поэтому, наверное, Вячеслав Васильевич и сыграл так гениально, глядя в мои наполненные глаза».

 

ПОЕХАЛИ В ГЕРМАНИЮ СО СВОИМ «МЕРСЕДЕСОМ»

 

Говорят же, что со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Однако в Берлин съемочная группа поехала со своим «Мерседесом» для Штирлица. В первый же день съемок машина заглохла, и завести ее уже было невозможно. Выручил группу звукооператор Леонард Бухов, который разыскал своего приятеля Гюнтера Клибенштайна, коллекционировавшего ретро-авто. Из его коллекции и был взят напрокат автомобиль для Штирлица. Однако модель «Мерседес-седан», доставшаяся «штандартен-фюреру», — на самом деле слишком рядовая для такого звания. Хотя в романе Семенова еще более существенный ляп — Штирлиц разъезжает на машине марки «Хорьх» ВКР-821. На самом деле на такой машине в те времена ездили члены правительства, а трехбуквенных номеров не было.

 

ВО ВРЕМЯ ПЫТОК ДЕТИ УЛЫБАЛИСЬ

 

В эпизоде, где грудного ребенка радистки Кэт распеленывают у открытого окна (на улице холодно, и немцы надеются, что сердце матери дрогнет и она сдаст Штирлица), малыш должен плакать, потому что мерзнет. На самом же деле детям (в сцене пыток одного малыша играли сразу 18 детей, поскольку съемки проходили долго, а младенцу в присутствии матери разрешено было находиться на съемках не более двух часов) было тепло, поэтому они улыбались и посапывали. Записать детский плач не удалось, поэтому звукоинженеру пришлось ехать в детскую больницу, чтобы там записать крик.

 

ЛЯПЫ: ПИСТОЛЕТ «МАКАРОВА» И СОВЕТСКИЕ ВАГОНЫ

 

В эпизоде, где Штирлиц убивает провокатора Клауса (его сыграл Лев Дуров), в руках у нашего разведчика — почему-то пистолет Макарова, которого на вооружении германской армии быть не могло по определению. Да и нахваливать песню «Милорд» в исполнении Эдит Пиаф, которая появилась лишь в 1958 году – явный прыжок в будущее. А вот в эпизоде, где Кэт прощается со Штирлицем на вокзале, на вагоне было по-русски написано: «56 тонн». А в сцене отправки телеграмм видно, что они пишутся на бланках «Международная телеграмма СССР» с замазанным чернилами гербом.

 

В ГЕРМАНИИ ТИХОНОВА ЧУТЬ НЕ ПОБИЛИ

 

Прогулка от гостиницы до съемочной площадки чуть было не стоила Тихонову обвинения в пропаганде фашизма. Дело в том, что на улицу он вышел в форме штандартен-фюрера СС, за что был немедленно задержан берлинцами. Те сочли его нацистом и устроили разборки. К счастью, заваруху услышали киношники и отбили артиста.

ЛИОЗНОВА ЛИШИЛА КОМПОЗИТОРА ЗВАНИЯ

 

Лиознова хотела, чтобы в титрах она была как режиссер и как соавтор сценария, поскольку придумала некоторые сцены, но Семенов был против. Разгорелся скандал, и композитора «Мгновений» Микаэла Таривердиева призвали в качестве судьи. Он решил, что Лиознова неправа. И не получил Госпремию РСФСР (а значит, звание и крупную сумму), которая в 1976-м досталась за фильм Лиозновой, Семенову, Тихонову и оператору Петру Катаеву. Его из списка получающих вычеркнули.

ИЗ-ЗА КОБЗОНА СТАВИЛИ КОРДОНЫ

Микаэл Таривердиев отказывался быть композитором картины, мол, не пишет для фильмов, в которых снимают Сталина. В итоге создал 18 мелодий, но вошли только две. И сразу пошли разговоры, что его «Не думай о секундах свысока» похожа на «Историю любви» Леграна. Был скандал и с исполнителями. Прослушали Лещенко, Ободзинского, Магомаева, но остановились на Кобзоне. Хотя Таривердиев был против: они поссорились. И когда Кобзон записывался, режиссеру приходилось расставлять кордоны, которые извещали о приближении композитора!

КЭТ РОДИЛА В КЛИНИКЕ, КОТОРАЯ ОБСЛЕДОВАЛА ТИМОШЕНКО

 

 

Клиника в фильме «17 мгновений весны»

В сцене, где Штирлиц и радистка Кэт с новорожденным на руках выходят из роддома, задействована настоящая университетская клиника Charite в Берлине. С тех пор много времени прошло: высокого дерева перед зданием уже нет, дорожки переделаны, и светильники на столбах другие. Клиника Шарите основана в 1710 году, относится к старейшим медицинским учреждениям Германии и является одной из старейших университетских клиник Европы. Сегодня об этом учреждении наслышан почти каждый украинец в связи с экс-премьером Юлией Тимошенко, которую обследовали врачи из этой клиники. Кстати, в роли новорожденного ребенка радистки Кэт снялась Мария Миронова (дочь актеров Екатерины Градовой и Андрея Миронова). Но, кроме нее, в фильме в этой роли были задействованы еще пять других младенцев.

ИЗ-ЗА ЯЗЫКА ДУРОВ СНИМАЛСЯ В ПОДМОСКОВНОМ ЛЕСУ

 

Сцену, в которой Штирлиц убивает Клауса (Лев Дуров), должны были снимать под Берлином. Но, как нам рассказывал Лев Константинович, с поездкой в Германию не сложилось, поскольку его не выпустили из Советского Союза, и все из-за чувства юмора артиста: «Перед выездом за границу я, как и все выезжающие, должен был пройти собеседование в выездной комиссии. Меня попросили описать флаг Советского Союза. Я вдруг выдал, мол, ну как-как, черный фон, на нем белый череп и две перекрещенные берцовые кости. Называется флаг «Веселый Роджер». «Завернули меня и снимали в лесу под Москвой». Мы хотели поздравить актера с юбилеем картины, но с 81-летним Львом Константиновичем случилось несчастье. Как нам рассказали его друзья, он упал в своей квартире и получил перелом шейки бедра: «Лев Константинович — в тяжелом состоянии, он находится в Боткинской больнице Москвы. Актера готовят к операции по замене сустава, после которой он будет оставаться в больнице не менее месяца».

 

ГАФТ ПОЛУЧИЛ РОЛЬ АМЕРИКАНЦА ВСЛЕПУЮ

 

Валентин Гафт (сыграл американца Геверница, участвовавшего в переговорах о капитуляции Германии) рассказал нам: «Я должен был уезжать в отпуск, но мне нужны были деньги. И тут меня пригласил Олег Табаков. Я ехал на съемки и не знал, какого именно персонажа придется играть. Там познакомился с Лиозновой. Она даже к малейшему эпизоду относилась крайне серьезно. Мой мы обсуждали целый день. Не сравнить с сегодняшним процессом съемок!»

ЛАНОВОЙ НЕ ХОТЕЛ БЫТЬ ВРАГОМ

 

Василий Лановой, который на тот момент полюбился зрителю в фильме «Офицеры», признался нам, что Лиознова еле уговорила его стать обергруппенфюрером СС Карлом Вольфом: «Татьяна Михайловна приезжала ко мне в театр дважды, приглашая сняться в фильме. Но я был занят в театре и в другой картине, потому упорно отказывался. Лиознова не отступала, так как видела в этой роли исключительно меня. Я сдался, услышав ее поразительную фразу о моем герое Вольфе: «Он не враг, он ваш противник — мощный и умный». Ее слова мне очень понравились, так как я считал, что играть врагов Родины — мартышкин труд. Но я крайне огорчен, что фильм сделали цветным. Это ужасно! Ведь это документальная картина. Голову оторвал бы за такое!» А самой удачной Василий Семенович назвал сцену, когда его Вольф прилетает на самолете и его арестовывают: «В ней актер Лановой был наиболее точен, как мне кажется».

 

 

Оцените статью
( Пока оценок нет )