Расцвет осадных технологий в Греции

Осада РодосаВ отличие от других периодов, в классическую эпоху осадные технологии развивались не постепенно. Фактически все новые разработки были сделаны по приказу одного человека — Дионисия I, тирана Сиракуз (405— 367 гг, до н.э.), возможно, самого большого новатора в военном деле, когда-либо жившего в Древней Греции. Ко времени прихода Дионисия к власти в конце V века, Карфаген и Сиракузы боролись друг против друга уже больше ста лет. Ни одна из сторон не могла добиться решительной победы, но Карфаген, располагая большими людскими ресурсами, имел некоторое преимущество, и поэтому Сиракузам периодически приходилось выдерживать осады карфагенян. Дионисий решил разорвать этот круг, и целью всей его жизни стало очистить Сицилию от варваров.

Дионисий понимал, что добиться этого можно только с помощью неординарных средств. Сиракузы одерживали победы над Карфагеном на поле битвы и раньше, но у противника всегда имелась возможность отступить за крепкие стены городов. Так как эти города были в основном приморскими центрами, то обычные для того времени методы вроде блокады города были бесполезны — Карфаген оставался ведущей морской державой в Западном Средиземноморье и мог обеспечить безопасность своих морских коммуникаций. После заключения очередного перемирия с Карфагеном на неблагоприятных для греков условиях в 405 г. до н.э. Дионисий понял, что для полного разгрома Карфагена он должен найти способ брать вражеские крепости штурмом.

С этой целью между 399 и 397 гг, до н.э. Дионисий предпринял новую войну с Карфагеном. Подготовка к этой войне была очень тщательной: Дионисий набрал наемников, которых тренировал вместе с сиракузской армией, и построил новый флот. Кроме того, Дионисий сделал два нововведения, в корне изменивших европейское военное дело: он по-новому укрепил город Сиракузы и построил осадные орудия.

Дионисий заново укрепил Сиракузы потому, что хотел иметь то же преимущество, которым всегда пользовался Карфаген, то есть иметь возможность отступить за стены укрепленного города в том случае, если исход кампании будет для него неудачным. Дионисий создал лучшие фортификационные сооружения, когда-либо существовавшие в Греции. Знаменитая афинская осада 415—413 гг. ясно показала, что ключом к Сиракузам является владение высотами Эпиполейского плато. Потому Дионисий начал строительство с сооружения стены вокруг плато — эта линия укреплений имела в длину 27 км (16,7 миль).

osadnie_tehnologii_greciiВдоль стены через равные интервалы располагались башни, она имела шесть укрепленных ворот. Одни из них, известные как Эпиполейские и расположенные в самой западной части стены, охранялись мощным фортом, крепостью Эвриал. Первоначальный вид этой крепости неизвестен, так как ее несколько раз перестраивали. Последней перестройкой руководил величайший инженер и математик Архимед (287—21 1 гг. до н.э.). В конечном итоге крепость превратилась в квинтэссенцию всех достижений эллинистической крепостной архитектуры, нечто подобное появляется затем лишь в Средневековой Европе. Крепость Эвриал ни разу не была взята врагом, а римляне во время осады 213—211 гг. до н.э. старались избегать этого укрепления. Таким образом Сиракузы превратились из укрепленного города в настоящую крепость. Прежде чем сам город подвергся бы какой либо опасности, враг должен был бы захватить все Эпиполейское плато вместе с крепостью Эвриал.

Теперь, когда Дионисий как следует обезопасил свой тыл, он мог подумать и о наступательных действиях. Пригласив умелых мастеров со всего Средиземноморья, он решил построить первый в истории Греции осадный комплекс. Пообещав мастерам высокую оплату и ценные награды, Дионисий собрал команду лучших инженеров, которых когда-либо видел Древний мир. Греки приезжали как с Сицилии и из Италии, так и с материковой Греции. Даже некоторые карфагеняне, враги сиракузцев, приняли его предложение. Исследования, эксперименты и испытания осадной техники определяли теперь ход жизни всего города, специалисты в самых разных областях науки и техники объединяли свои знания с удивительной результативностью.

В итоге были созданы первые метательные машины — гастрафеты (буквально «брюшной лук») и оксибелы. Гастрафет представляет собой ручное оружие, он является предшественником арбалета, а оксибел — массивный станковый лук. Оксибел стрелял стрелам и - болтами и, как и гастрафет, работал на основе торсиона, посредством которого деревянные рычаги поворачивались и отводились назад для большей мощности. Оксибел оказал значительное влияние на развитие осадной техники, он является прообразом практически всех появившихся позднее греческих и римских артиллерийских орудий.

osadnie_tehnologii_grecii2Новое оружие Дионисия, должно быть, оказалось весьма эффективным, так как он вскоре окончательно разгромил карфагенян Сицилии и разрушил их столицу. И хотя ему не удалось окончательно изгнать их с острова, результаты его побед имели далекие последствия. Сиракузы отныне стали центром греческих осадных технологий, так как многие мастера, откликнувшиеся на призыв Дионисия, остались жить в городе. Они продолжали заниматься разработками осадных орудий и добились больших успехов в развитии артиллерии.

Порождением этой среды стал Архимед. Этот человек, несомненный гений, не был похож на прежних независимых ученых. Он был истинным порождением своего времени и окружающей среды — города, наполненного мыслящими в том же направлении людьми, понимающими идеи его конструкций, и мастерами, способными воплотить их в жизнь. Архимед обозначил своей жизнью расцвет греческой науки, и ни один другой ученый древности не проявлял такой хватки и новаторских подходов в отношении военного дела. В Сиракузах Архимеду было обеспечено процветание, потому что инженеры, окружавшие его, понимали и имели возможность воплотить в жизнь его фантастические орудия. Его модели выходили за рамки устоявшихся в Сиракузах традиций баллистики.

В наступательной технике Архимед применил принцип торсиона, чтобы сконструировать огромный двухплечевой палинтон (греч, камнемет), способный метать каменные шары весом до 80 кг (176 фунтов). Снаряды такой величины никогда прежде не использовались греками. Самым крупным вкладом Архимеда в военную науку стали его изобретения в области оборонных технологий. Архимед перестроил крепость Эвриал и во многом усовершенствовал укрепления Сиракуз. Его истинная гениальность заключалась не в способности создавать огромные, наводящие страх машины, но в умении располагать их так, чтобы их действие производило максимальный эффект.

arhimedАрхимед был специалистом в строительстве защитных сооружений, взаимодействующих с многочисленными и разнообразными артиллерийскими орудиями. Орудия устанавливались самим Архимедом так, чтобы огонь концентрировался на особенно уязвимых участках, таким образом давая сиракузцам максимальное преимущество. Архимед также разработал противоосадные орудия, в том числе блочную систему с подвижным ковшом, которая через стену опрокидывала на вражеские корабли кучи камней. Некоторые из этих орудий имели плечи, с помощью которых тяжелые деревянные брусья переносились через стену и опускались на вражеские суда или тараны. Архимеду приписываются и более фантастичные изобретения, например, железная лапа, которая вытаскивала корабли из воды, и ворот на шестеренках, с помощью которого можно было перемещать груз до 100 тонн практически без усилий со стороны. Последние два изобретения, конечно, были описаны людьми, не понимавшими устройства многих механизмов Архимеда, но дававшими волю своему воображению

После смерти Архимед был едва ли не обожествлен. Это значит, что та личность, которую мы представляем сейчас по сохранившимся описаниям, является, скорее всего. личностью легендарной, утратившей сходство с реальным Архимедом. Тем не менее Архимед остается одним из величайших умов, когда-либо живших в Древнем мире, и его достижения в области военной техники ни с чем не сравнимы. Ни один труд по этому вопросу не может считаться завершенным, если в нем не упоминается Архимед.

Инженерия Архимеда выходила далеко за рамки идей его предшественников, тех инженеров и ученых, что собрались в Сиракузах при Дионисии I, чтобы продвинуть вперед осадные технологии. Новые исследования в этой области предпринял царь Филипп II Македонский (359—336 гг. до н.э.), завоеватель Греции и отец Александра Великого.

Филипп II мечтал о великом походе против Персидской империи (и этот поход возглавил его сын уже после смерти Филиппа). Филипп II понимал, что успешная реализация его планов зависит от того, справится ли он с укрепленными городами Анатолийского побережья, а затем и с мощными крепостями самой империи. Осадный комплекс, таким образом, был ему совершенно необходим: не имея возможности быстро взять укрепленный город, Филипп мог сам оказаться в окружении. Поэтому Филипп собрал при своем дворе в городе Пелла военных инженеров со всего Средиземноморья.

osadnie_tehnologii_grecii3Это собрание умов произвело новые усовершенствования в наступательных осадных технологиях, особенно в области артиллерии. Инженеры в Македонии много сделали для развития торсиона, заменив им тенсионный (натяжной) механизм как источник силы, приводящей катапульту в действие. Принцип действия тенсионных машин был основан на упругости деревянных плеч лука, являющегося основой таких машин; в торсионных машинах перешли к использованию энергии скручивания толстых канатов, в которые вставлялся толстый деревянный рычаг, что делало их мощнее и дальнобойнее. Торсионный механизм стал новинкой, которая привела к усовершенствованию оксибелов как оружия против пехотинцев и к появлению нового орудия — литобола (камнемета), первого артиллерийского орудия, способного разрушать стены. Это орудие могло иметь разные размеры, наибольшее из них могло метать камни весом до 4,5 кг (10 фунтов) на расстояние около 450 метров. Точность их наводки позволяла направлять снаряды на небольшой участок стены.

Если Дионисий изобрел осадную артиллерию, то Филипп довел ее до совершенства. Работающие на основе тенсиона орудия Дионисия произвели революцию в области военных технологий, а торсионные механизмы македонского царя довели ее до кульминации. Это достижение было весьма существенным: при всех дальнейших усовершенствованиях торсионный механизм оставался основой всех артиллерийских орудий в течение последующих 800 лет. Конструкция же основных осадных орудий почти не менялась до III века н.э.

osadnie_tehnologii_grecii4Александр использовал достижения военной инженерии против городов Анатолии, наиболее знаменитой из его осад стала осада финикийского города Тира в современном Ливане в 332 г. до н.э. Спустя девять лет после смерти Александра его полководцы — диадохи (наследники) — разделили его империю между собой. Они находились в постоянном состоянии войны друг с другом, пока, наконец, не были поглощены Римом. Основой их власти стали многочисленные укрепленные города Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока. Многие из них были более древними и более развитыми в области военных технологий, чем их западные соперники — Карфаген, Сиракузы. Они были хорошо укреплены, имели высокие стены и другие сложные защитные сооружения.

Расцвет осадного дела в эллинистическую эпоху, в период с конца IV до II в. до н.э., не был случайностью. Осадное дело продвинулось за эти двести лет больше, чем когда-либо в истории Древнего мира. Увеличивалась дистанция, повышалась точность выстрела, а орудия становились все больше. Самое большое из описанных орудий имело 6 метров (17 футов) в высоту и могло метать камни весом до 82 килограммов. Веревки для скручивания, когда-то изготовлявшиеся из конского волоса, теперь для большей прочности и долговечности делались из сухожилий. Рама, на которой были натянуты канаты, тоже стала более прочной.

Прежде орудия довольно быстро выходили из строя, так как при резком повороте рычагов рамы ломались, поэтому их стали укреплять металлическими пластинами, продлевая срок эксплуатации машин. Были изобретены машины, способные вить канаты большей плотности, которые придавали механизмам артиллерийских орудий большую упругость, а следовательно, и мощность. Одним из достижений, несвязанных с артиллерией, было изобретение самбуки — большой закрытой передвижной лестницы, обеспечивавшей преимущество неожиданного нападения, поскольку это приспособление могло передвигаться достаточно быстро.

Конструкция таранов также стала более сложной. Многие из них теперь были укрыты в больших деревянных будках. Более ранние модели представляли собой подвешенное на цепях бревно с наконечником, а в IV веке появился механизм, позволявший орудовать этим бревном с максимальной эффективностью при меньшем количестве задействованных людей. В ответ на такое бурное развитие наступательных технологий защитные приспособления тоже стали мощнее. Стены строились все более толстыми и высокими, валы и башни — все более мощными, способными вмещать в себя большое количество артиллерийских орудий.

Эта эпоха породила первые технические трактаты об осадном деле, как, например, «Полиоркетику» («Осадное дело») Энея Тактика, созданную около 350 г. до н.э. Ктесиб из Александрии написал утерянный ныне труд по созданию артиллерийских орудий около 270 года до н.э., «Изготовление военных орудий и артиллерии» Битона появилось на свет около 240 года до н.э., а Филон из Византии опубликовал «Белопоэйку» («06 изготовлении снарядов») приблизительно в 200 году до н.э.

osadnie_tehnologii_grecii5Из всех осад, имевших место в эллинистическую эпоху, ни одна не является настолько показательной с точки зрения применения новых технологий, как осада Родоса (305-304 гг. до н.э.). Она была предпринята Деметрием, сыном Антигона I Одноглазого, одного из полководцев Александра, и впоследствии царя - наследника. В 305 году до н.э. отец и сын находились в состоянии войны с Птолемеем I Египетским, другим наследником Александра. Надеясь нанести противнику решающий удар, Деметрий напал на Родос, союзника Птолемея, процветающее торговое государство Восточного Средиземноморья. Деметрий, которому Гии
Торсионный оксибел III века до н.э. всего 31 год, уже был известным полководцем, искавшим побед как на суше, так и на море, Кроме того, он славился способностью брать укрепленные города, используя комплекс разнообразных осадных орудий, в особенности тяжелые военные машины. За это современники прознали его Полиоркетом, то есть «Осаждающим города».

Сначала Деметрий попытался взять город со стороны моря. Он связал четыре пары торговых судов и установил на них два навеса и две башни. Деметрий собирался начать нападение на порт ночью под прикрытием артиллерии. Битва затянулась до следующего дня. Деметрий успешно продвигался вперед, пока родосцы не разрушили одну из его башен, вынудив его отступить. Следующая атака была сорвана, когда два судна, на которых располагались осадные башни, были потоплены родосским флотом. Деметрий оставил попытку взять Родос с моря, и теперь ему не оставалось ничего, кроме как попытаться взять город штурмом с суши. Это вполне устраивало Деметрия, поскольку это была его обычная тактика. Поражение его флота в гавани означало, что взять город измором ему не удастся, так как с этого момента Птолемей мог снабжать Родос продовольствием и присылать подкрепления.

Деметрий Полиоркет построил и использовал орудие, благодаря которому он и получил свое прозвище, — гелеполис, что значит «берущий города». Орудие представляло собой башню 43 метров (141 фут) в высоту, 430 квадратных метров (4628 квадратных футов) в основании, управляемую командой из 200 человек, которые поворачивали ворот, приводящий в движение восемь колес. Покрытая металлическими пластиками для защиты от огня, с множеством камнеметов и прочих стрелковых орудий, эта машина, продвигавшаяся к стенам города, должно быть, представляла устрашающее зрелище для его защитников.

Эта колоссальная башня с каждого бока имела по деревянному коридору, noкрытому кожей, которые вели в будки, где солдаты управляли массивными 54-метровыми (177 футов) таранами, опиравшимися на вращающиеся цилиндры, закрепленные в полу будки, либо 25-метровыми (82 фута) деревянными брусьями с заостренными концами, которые применялись как буравы — для пробивания вражеских стен. Коридоры
также вели под навесы, под прикрытием которых солдаты могли засыпать рвы или подкапывать стены.

В начале штурма бой был очень напряженным, Стрелки и катапульты с гелеполиса согнали защитников со стены, тараны разрушали укрепления. Когда одна большая башня и часть стены рухнули, Деметрий увидел, что за первой стеной родосцы успели соорудить еще одну, внутреннюю стену. Защитники города провели контрмину и уничтожили всех вражеских саперов, подкапывавшихся под нее. Наконец, благодаря своевременной вылазке они оттеснили атакующих назад. Затем обе стороны взяли передышку.

Пока Деметрий восстанавливал свои орудия, родосцы выкопали новый ров и построили третью стену за полуразрушенной первой и временной второй стенами. Как только Деметрий был готов к дальнейшим действиям, он начал штурм. Битва вновь была крайне ожесточенной. Деметрию удалось проломить вторую стену, временами казалось, что его солдаты смогут проникнуть в самую большую башню и порваться в город. Но родосцы выдержали и этот штурм, хотя и с тяжелыми потерями, и Деметрий вновь был вынужден отступить.

Наступил 304 г. до н.э., осада продолжалась уже 15 месяцев. Деметрий решил использовать все свои силы для ночной атаки с суши и с моря одновременно, его плавучие осадные сооружения снова вошли в гавань. С помощью этих орудий Деметрию удалось проломить и третью стену, и 1500 его гоплитов прорвались в город. Битва продолжалась всю ночь, охватив гавань, прибрежные укрепления и даже несколько городских улиц. Однако родосцы и наемники Птолемея, сражающиеся вместе с ними, сумели вытеснить вражескую кавалерию из города и вынудили противника отступить. Обе стороны были истощены, сам Деметрий не имел уже сил для нового штурма. Даже если бы oн смог разрушить еще одну часть стены, попытки взять город вновь были бы отражены солдатами Птолемея, который постоянно высылал родосцам помощь.

Потому Деметрий добился перемирия с родосцами, обеспечив мирное отступление своим солдатам, и договорился об окончании вражды между Родосом и собственной династией. Его гигантские усилия ничего не изменили, ибо даже в случае поражения его репутация мастера осады нисколько не пострадала бы. Деметрий впоследствии добился заметного успеха и даже стал царем Македонии (294—287 гг. до н.э.). Однако усиление его могущества привело к тому, что все диадохи объединились против него, и он окончил свои дни в плену в 28.3 г. до н.э. Что касается родосцев, то они разобрали осадные орудия, которые Деметрий был вынужден оставить, так как не имел возможности переправить их с острова. Родосцы распродали их по частям, в частности, немалую выгоду принесла им продажа железных пластинок из обшивки гелеполиса. На эти деньги они воздвигли гигантскую статую бога солнца Гелиоса, известную как Колосс Родосский и ставшую одним из семи чудес Древнего мира.

Осада Родоса продемонстрировала высшие достижения военной техники того времени, никогда еще более мощные орудия не применялись в осадном деле. Наследники Александра продолжали враждовать между собой, и в историю вошло еще несколько грандиозных осад, однако разобщенность и соперничество их династий в конечном итоге привели к их падению. Однако не греки продемонстрировали нам реальные последствия разработок эллинских ученых и инженеров, столь заметно усовершенствовавших военные технологии, и даже не эллинистические полководцы вроде Деметрия, умевшие эти технологии применять. Это выпало на долю великана, в то время еще спавшего на Западе. Поначалу не знавшие иных способов взять укрепленный город, кроме блокады и штурма пехотой, римляне постепенно освоили и усовершенствовали греческую осадную
тактику, впоследствии использовав ее против самих ее изобретателей и завоевав все Средиземноморье.