Перейти к содержимому

Преемственность опыта в военном деле

Преемственность опыта в военном делеСпособный солдат может научиться всему у своего командира. На протяжении истории молодые офицеры приобретали собственный опыт, наблюдая за техникой старших. Карьера молодого Александра в роли командующего могучей македонской армией своего отца Филиппа фактически определялась простым законом наследственности. Его отец, однако, закалял сына на поле боя, выращивая будущую победу Александра в борьбе против объединенных вооруженных сил греческих государств при Херонее в 338 г. до н.э.

Потребность Филиппа а опытных и преданных офицерах была крепко связана и с потребностью в политических заложниках, поэтому Филипп набирал отпрысков всех могущественных македонских фамилий, чтобы учить, тренировать и воспитывать их при своем дворе в Пелле. Интересы и авторитет этих молодых людей в будущем использовались для достижения первостепенных целей царя Македонии. Концепция официальной военной академии находилась в проекте долгое время, однако в рамках того периода, подобное учреждение так и не было открыто.

В биографии Плутарха «Жизнь Ликурга» говорится, что Спарта оставалась чудом Греции из-за ее специфической и безжалостной системы обучения молодежи самым жестоким приемам военного дела. Греческие и римские мальчики под видом атлетического развития получали и основные знания об использовании оружия. Кое-что из этого сохранилось и в традициях современной легкой атлетики, однако в Спарте даже девушки и женщины обучались военному искусству, а их сыновья воспитывались в строжайших условиях физической и умственной дисциплины.

Система была направлена на поддержание статуса самих спартанцев как элитной группы, стоящей над огромным числом зависимого населения и рабов. «Конституция Ликурга» действовала несколько веков и произвела на свет много поколений воинов, наводящих ужас ни всех, кому приходилось сталкиваться и сражаться с ними. Но даже народ с таким государственным строем может потерпеть поражение, и Спарта в конце концов пала под давлением других государств, равно как и от шаткости построенной на рабстве государственной системы.

Идея элитных подразделений высшего разряда была известна Древнему миру и пользовалась в античности огромным успехом. Личная гвардия царя или императора, как, например, знаменитая преторианская когорта римского императора, набиралась из числа всех вооруженных сил, находящихся во власти правителя, который хорошо разбирался в насущной проблеме собственной безопасности. Эти люди доказывали свою необходимость в битве, предотвращая «обезглавливание» войска и часто спасая дело государства на поле битвы, физически защищая командующего от ранений. Как-никак, собственные жизни и продвижение по службе этих телохранителей зависели от их начальников.

Другие элитные подразделения сражались прямо на поле битвы. Десять тысяч отборных персидских солдат носили серебряные плоды граната на своих копьях, их превосходное обмундирование и боевой дух дали им название «Бессмертных». Павших или ушедших в отставку воинов «Бессмертных» немедленно заменяли солдаты регулярной армии. Фиванский «Священный отряд» из 300 копьеносцев являлся ядром греческого фронта при Херовее в 338 г. до н.э., где каменный лев до сих пор стоит над сотнями могил воинов, которые предпочли смерть отступлению.

Большие по составу силы также могли быть элитными; такими. например, считались воины десятого легиона Юлия Цезаря, которые принесли ему много побед как над варварами, так над римлянами. А ударную флотилию острова Родос всегда считали способной сразиться с гораздо более многочисленным флотом, и это мнение она не раз подтверждала.

До участия в настоящих сражениях новобранцы в греческом и римском мире, естественно. проходили строевые учения. Герои Гомера соревновались в ловкости, силе и меткости, а бег в полном вооружении был частью ранних Олимпийских игр. В эллинистический период молодежь греческих полисов получала инструкции по управлению катапультами, изобретенными сравнительно недавно. а будущие римские офицеры соревновались в искусстве верховой езды и других состязаниях на Campus Martins (Марсовом поле). Сохранившееся руководство Вегеция описывает упражнения, проводившиеся для обучения регулярной армии в центре Римской империи во всепогодных постройках, специально возведенных для этой цели. Подобная муштра и тренировки развивали в воинах инстинкт повиновения старшим чинам, привычку немедленно приводить их приказы в исполнение на поле битвы, невзирая на всеобщий беспорядок и замешательство.

То, что можно назвать «наследственным опытом», было скорее следствием внедрения новейших военных технологий командования в общество. Публий Корнелий Сципион и его брат Гней не читали будущим офицерам курс лекций, но делились собственными знаниями, унаследованными от своих дедов и отцов, передавали их младшим членам семьи, которые рады были узнать, как их героическим предкам удавалось держать солдат в подчинении, вводить в заблуждение противника и добывать продовольствие прямо на поле боя.

Сципион Африканский, сын римского полководца, одержал серьезную победу над Ганнибалом, сыном другого (карфагенского) полководца в битве при Заме, где столкнулись традиции и мастерство. Однако и поражение служило поучительным примером для военной семьи, так как младшие ее члены четко осознавали, что и где было сделано неправильно, и в будущем уже не повторяли этих ошибок.

Страх осуждения со стороны домашних был томителен и силен, как и страх гнева начальника, и он превращал братьев, племянников и внуков в потенциально более полезных подчиненных командующего высшего ранга, в частности высшего семейного статуса, В тех условиях, которые сложились в античное время, было не так уж плохо, а иногда даже и очень полезно, использовать политику деспотизма при выборе собственных подчиненных.