Перейти к содержимому

Осада Сиракуз

Осада СиракузОдной из ярких военных компаний характерных для античных войн была осада Сиракуз, имевшая место между 416 и 413 гг. до н.э. Описанная историком Фукидидом (VI.30—VII.87), эта осада стала одним из наиболее известных эпизодов Второй Пелопоннесской войны, поскольку конечным результатом ее стало поражение Афин в этой войне. В поисках выхода из тупика, возникшего в ходе затянувшейся воины против Спарты, афинянам пришла в голову мысль вмешаться в дела Сицилии и захватить Сиракузы, перерезав таким образом жизненно важные для Спарты линии снабжения, и тем самым заставить их заключить мир на выгодных для Афин условиях.

Это нанесло бы также сильный удар по Коринфу, который был врагом Афин и их торговым конкурентом. Демократичные афиняне проголосовали за то, чтобы выслать экспедицию против Сиракуз, но как обычно, они боялись передавать всю власть в руки одного человека, поэтому экспедиция была отправлена под командованием сразу трех полководцев.

По иронии судьбы, первый из них, Никий, был настроен категорически против похода в Сицилию. Он, несомненно, был способным полководцем, к тому же он располагал доверием властей, почему и был назначен одним из стратегов. Возможно, что он стал жертвой политической интриги: его противники, военная партия, надеялись таким образом избавиться от соперника, возглавлявшего партию мира. Ламах, второй полководец, также был опытным военачальником. Третьим их партнером стал Алкивиад, один из главки сторонников похода и один из самых одиозных героев афинской истории.

Друг Сократа и упорный поборник экспансионистской политики Афин, Алкивиад был верен лишь самому себе. В ходе войны он дважды переходил на противоположную сторону, причем в первый раз это произошло по дороге в Сиракузы в 415 г, до н.э., когда обвиненный в религиозном кощунстве своими политическими врагами Алкивиад бежал в Спарту, где стал военным советником. Интриги, умелое использование пропаганды и ораторского искусства не раз выручали его в самых сложных ситуациях, пока в 404 г. до н.э. он не был убит в Малой Азии.

ПОсада Сиракузо прибытии на Сицилию афиняне разбили отряд, высланный против них сиракузцами, и расчистили себе путь до самого города. Однако Никий не воспользовался плодами первой победы и не стал штурмовать город, а решил проявить осторожность, дав таким образом, сиракузцам время перегруппироваться и приготовиться к обороне. Это был не последний раз, когда осмотрительность Никия не позволила афинянам разбить врага в тот момент, когда тот находился в наиболее уязвимом положении. Подождав несколько месяцев, афиняне подошли к Сиракузам и захватили Эпиполейское плато, лежащее к северу от города. Здесь они построили две крепости — Дабдалон и Круглую крепость.

От последней они стали строить линию осадиых сооружений, а именно стены и траншеи, окружавшие город со стороны берега. Сиракузцы попытались остановить строительство, сперва не дать афинянам завершить окружение. Но афинянам удалось удержать свои позиции, и к 414 г. до н.э. город, казалось, уже был обречен.

Слишком уверенный в своих силах, Никий допустил грубейшую ошибку. Убежденный, что теперь-то город будет вынужден сдаться, он прекратил осадные работы, и город так и не был полностью окружен. Почему он принял такое решение, толком неизвестно. В то же время сиракузцы попросили помощи у Спарты, и Алкивиад посоветовал спартанцам выслать им на помощь Глиппа, одного из их лучших полководцев. Глипп высадился на Сицилии и сумел набрать там 3000 воинов, прежде чем идти на помощь Сиракузам. Он подошел к городу в боевом порядке, рассчитывая на сражение, но афиняне, допустив еще один промах, позволили ему войти в город беспрепятственно.

Взяв ва себя командование сиракузскими силами, Глипп решил, что лучшим способом снять блокаду будет атаковать афинян, которые, должно быть, этому суровому спартанскому воину показались людьми чрезвычайно изнеженными. Глипп немедленно направился на Дабдалон, неожиданно атаковал и захватил крепость. Под непрерывным огнем он соорудил стену, ведущую от крепости к городу, чем пресек все попытки афинян закончить осадные работы и окружить Сиракузы. Затем сиракузцы атаковали афинскую флотилию в Большой гавани, но проиграли это сражение. Глипп, однако, тем временем преуспел на суше; ему удалось захватить вражеские амбары. Снабжение афинского войска продовольствием становилось все хуже, к тому же сиракузцы разбили флотилию, присланную из Афин с подкреплениями.

В начале 413 года сиракузцы бросили клич по всей Сицилии, и им на помощь стали приходить подкрепления со всех концов острова. Сражения на суше и на море стали частыми и жестокими. Обычно это были мелкие стычки, но несколько крупных сражений тоже имели место. Каждая схватка, вне зависимости от ее исхода, означала потери, что афиняне, долго не получавшие подкреплений, не могли себе позволить. Но даже прибытие подкрепления из 5000 воинов из Афин не помогло изменить ход событий, а только добавило проблем с продовольствием. Ситуация на море также складывалась не в пользу афинян, так как сиракузцы одержали две крупные победы в Большой гавани. Поперек входа в гавань сиракузцы выстроили цепочку своих кораблей. Афиняне, чувствуя приближающийся конец, попытались вырваться наружу, но в результате потеряли половину оставшегося флота. После этого ловушка окончательно захлопнулась, и осаждающие поменялись местами с осажденными.

Афиняне бросили свои корабли и стали отступать от Сиракуз по суше. Преследуемые кавалерией и отрядами стрелков, они потеряли много воинов. Обнаружив, что дорога на север перекрыта, они сперва повернули на юг, а затем на запад. Наконец, попав в окружение, афиняне сдались в руки врага. Из 50 000 солдат, прибывших из Афин в течение этих двух лет, в живых осталось только 7000. Афинские полководцы были казнены, а остальные воины отправлены в сиракузские каменоломни, где многие умерли от голода и холода. Те немногие, что выжили, были через несколько лет освобождены и вернулись в Афины, присоединившись к той кучке счастливцев, которым удалось бежать до того, как сдалось все войско. Так закончилась самая мрачная страница афинской истории.

При том, что осада Сиракуз не представляет собой ничего выдающегося с точки зрения истории осадного дела, она, несомненно, важна как типичный пример осады V в. до н.э. Афиняне не пытались проломить стены Сиракуз, необходимые для этого технологии были им просто недоступны. У них не было другого пути, кроме как окружить город и вынудить его сдаться под угрозой голода. И если бы они довели до конца свои осадные работы, то победа вполне могла оказаться на
их стороне. Осада Сиракуз привела к изменению расстановки сил в Средиземноморье: она подвела черту под господством Афин и ознаменовала близкий конец их империи. Если бы не эта победа, спартанцы, скорее всего, не вышли бы из Пелопоннесской войны победителями, а Афины остались бы господствующим государством и а IV веке, возможно, даже предотвратили бы покорение Греции македонянами.

Значение поражения афинян нельзя преувеличить. Оно было для них катастрофой. Афины потеряли значительную часть людских ресурсов, причем большую часть потерь составили мужчины призывного возраста. Можно с уверенностью говорить о том, что с этим поражением прекратилась гегемония Афин в Средиземноморье. Никогда больше им не удалось достигнуть того могущества, которым Они располагали в 415 году. Фукидид говорил об их поражении : «Мне кажется, среди всех событий в истории Эллады именно это было самым значительным событием для победителей и самым гибельным для проигравших. Так как побежденные, полностью разгромленные, лишились как армии, так и флота, то лишь немногие из них вернулись домой (VII. 87.5—6)».