Перейти к содержимому

Начало осадного дела в Риме

rimskaya_osadnaya_tehnikaРимляне изначально не придавали особого значения осадному делу. Их первые осады не отличались сложностью, поскольку города Центральной и Северной Италии, которые им противостояли, чаще всего не имели сложной системы укреплений, и потому их можно бы -ло легко взять, послав на штурм пехоту. Все резко изменилось, когда римляне столкнулись с греческими городами в Южной Италии и на Сицилии в III в. до н.э. Здесь они впервые ощутили мощь греческих укреплений, защищенных артиллерией, слишком массивных, чтобы их можно было взять без применения осадных орудий.

Это не отпугнуло римлян, а, напротив, сделало их сильнее, так как двумя основными талантами римской армии были способность заимствовать чужие технологии и умение строить укрепления. Римская армия позаимствовала из наследия Древнего мира больше, чем любая другая. Практически все присущие римскому войску черты, начиная от снаряжения воинов и заканчивая тактическими приемами, были в какой-то степени скопированы, а затем усовершенствованы. То же относится и к эллинистическому осадному мастерству: менее чем через три десятилетия после первого столкновения с укрепленным греческим городом римляне освоили осадные технологии греков и начали активно использовать греческую артиллерию и орудия. Но, несмотря на то, что они значительно усовершенствовали эти орудия, они никогда не смогли отказаться от их принципиальной схемы и предложить что-либо новое.

О римлянах говорили, что лопатой они добились не меньше, чем мечом, так как они были величайшими строителями укреплений. Каждую ночь, вне зависимости от того, на вражеской или дружественной территории они находились, легионеры занимались сооружением укрепленных лагерей. Лагерь служил римлянам и базой, откуда можно было управлять ходом кампании, и продовольственным складом, и местом, где в случае чего можно было укрыться. Далеко простиравшиеся завоевания Рима были возможны благодаря расположенным вдоль линий снабжения укреплениям, а некоторые укрепления превратились в постоянные форты, привлекавшие торговцев, которые впоследствии стали средневековыми городами, а затем и современными. Одним из наглядных примеров является Манчестер, бывший военный лагерь, в котором до сих пор можно видеть следы постоянных римских укреплений.

rim_osadaФортификация тесно связана с осадным делом, и римляне всех превзошли в искусстве блокады. Удачное использование блокады римлянами было обусловлено тремя факторами, Во-первых, благодаря тому же методу, что они применяли при строительстве своих ночных укреплений, легионеры имели возможность полностью окружить осажденный город лагерями, частоколами и рвами. Если другие армии ограничивались блокадой лишь основных ворот и дорог, а затем патрулировали окрестности города, то римляне предпочитали полностью убедиться в том, что у противника не осталось никакой возможности бежать и что он окружен непрерывным рядом осадных сооружений. Если им казалось, что осаде может помешать выступившая на помощь осажденным вражеская армия, римляне сооружали еще одну, наружную линию оборонительных сооружений, оставляя, таким образом, собственную армию на полностью защищенной территории между двумя рядами рвов, валов и стен, как было, например, при осаде Алезии в 52 г. до н.э.

Вторым условием успеха было то, что римляне обладали значительным тыловым потенциалом, людскими ресурсами и имели склонность к ведению продолжительных осад. Римляне хорошо понимали значение тыла; к концу III в. до н.э. они начали разрабатывать технику, необходимую для поставки продуктов на большие расстояния, которая позволяла им снабжать осаждающую армию в течение неограниченного срока. Это значило, что находящиеся на фронте римские войска могли сменять друг друга. Следует отметить, что большинство других военных держав Древнего мира не имели достаточно людей, чтобы вести долгосрочные осады, так как при этом они рисковали оказаться в окружении превосходящих сил противника, которые он успел бы сформировать и вооружить.

Римляне, используя людские ресурсы всей Италии, могли одновременно задействовать сразу несколько армий, защитив таким образом войско, ведущее осаду, от нападения извне. Поэтому римские осады редко срывались из-за вмешательства снаружи, и строить вторую линию обороны для защиты от нападений извне им приходилось нечасто. Вместе с их целеустремленностью и упорством это давало римлянам возможность вести осаду так долго, как этого требовали обстоятельства, вплоть до 10 лет: под Лилибеумом на Сицилии они стояли с 250 до 241 года до н.э.

Последним фактором, способствовавший успехам римлян в осадном деле, являлся контроль над морем. Слава римских легионов затмила тот факт, что начиная с середины III В, до н.э. Рим фактически стал сильной морской державой. Контроль над Средиземным морем и умелое использование кораблей позволяли римлянам перевозить войска на большие расстояния, что давало им возможность блокировать порты и полностью изолировать осажденные города от внешнего мира. Осадные работы, ведущиеся вокруг города на суше, были совершенно бесполезны в том случае, если осаждающие не имели возможности перекрыть морские пути, а осажденный город имел выход к морю. Контроль над морем давал римлянам возможность окружить город полностью исключить любую вероятность побега из него или снабжения его продовольствием. Эти три фактора — техника строительства наземных укреплений, тыловые ресурсы и контроль над морем в сочетании с греческой артиллерией и осадными орудиями для штурма крепостей сделали римскую армию несокрушимой силой.

Возможно, лучшим примером римской блокадной тактики может служить осада Юлием Цезарем города Алезии в Галлии в 52 г. до н.э, За шесть лет Цезарь (100—44 гг. до н.э.) завоевал почти всю территорию Галлии, выиграл при этом несколько сражений, построил мост через Рейн (в 55 г. до н.э.), дважды вторгся в Британию (55 и 54 гг. до н.э.) и преуспел в создании самой опытной и закаленной в боях армии. Солдаты этой армии были горячо преданны своему командиру, так как его способность приводить их к победе, казалось, не знала границ. Галлы, в свою очередь, оказывали римлянам сопротивление.

Галльские племена превосходили римлян своей численностью, но они были слишком разобщены и неорганизованны, чтобы оказать им сопротивление, и потому Цезарь покорял их одно за другим. Только в 52 г. до н.э. галлы объединились под предводительством Вердингеторикса, вождя племени авернов в Южной Галлии (современная область Овернь). Он возглавил крупномасштабное восстание галлов, которое угрожало лишить римлян всех завоеванных Цезарем земель. Во время войны против Вердингеторикса римляне предприняли три большие осады. При Аларике в Центральной Галлии Цезарь использовал традиционную греческую технику, подведя к стенам города большой осадный вал, на котором, вплотную к вражеской стене, установил две осадные башни. Все эти работы прикрывала дальнобойная артиллерия, расположенная у основания вала. Затем Цезарь выбрал удачный момент и атаковал городские укрепления во время ливня. Крепость пала, а уцелевшие галлы бежали за 160 километров (99 миль), чтобы укрыться в Герговии. Здесь Цезарь тоже стал строить осадные сооружения вокруг города, но вскоре был вынужден разделить свою армию и отправиться с одной ее частью на подавление восстания и другой области Галлии. Легионеры под Герговией удерживали свои позиции, но при этом не имели никаких преимуществ перед противником. Когда Цезарь вернулся, попытка взять укрепленное плато штурмом не удалась, и римляне понесли серьезные потери. Видя, что Герговию нельзя взять штурмом, и не решаясь вновь разделить свое войско на две части, Цезарь снял осаду.

Эта неудачная осада привела к тому, что многие прежние союзники Цезаря в Галлии перешли на сторону Верцингеторикса. Практически вся Галлия была охвачена мятежом, все завоеванные в течение шести лет территории оказались под угрозой. После небольшой стычки с римлянами Верцингеторикс отступил в укрепленный город Алезию, надеясь повторить удавшийся при Герговии маневр и измотать противника.

Алезия находилась на плато рядом с рекой Бренна в Центральной Галлии. Оценив расположение города и осмотрев его укрепления, Цезарь не рискнул брать его штурмом, но предпочел использовать блокадную тактику. Так как это требовало рассредоточения его войска вокруг города, он соорудил один из сложнейших известных нам осадных комплексов. Это была целая паутина из укреплений, башен и частоколов, которая постепенно окутала Алезию. Протяженность ее достигала 28 километров (17,4 мили).

rim_osada2Римляне начали с того, что разбили 7 укрепленных лагерей и воздвигли 23 форта вокруг Алезии. Затем они прокопали ров до западного края плато, чтобы прикрыть работавших за ним саперов, которые выкопали еще две траншеи вокруг города. Последние две имели пять метров в ширину, а внутренний ров был заполнен водой. Земля из траншей была использована для сооружения вала, на котором были установлены частокол и башни на расстоянии 25 метров друг от друга. Перед этими сооружениями римляне сделали несколько рядов ловушек, каждая из которых имела свое название, отражающее тот профессиональный черный юмор, с которым солдаты обычно смотрят на подобные вещи. Например, некоторые ловушки содержали по пять рядов заостренных кольев, связанных вместе так, что их нельзя было выдернуть из земли. Такие колья называли cippi — «надгробные плиты». Несколько рядов V-образных ям, внутри которых находились обожженные колья, получили название lilia — «лилии». Перед ними были установлены 30-сантиметровые (11 дюймов) колышки, воткнутые под углом, из вершин которых торчали железные колючки, называемые stimuli — («жала»).

Пока римляне занимались этими сооружениями, галльская кавалерия, не представлявшая ценности для защиты города, попыталась прорвать окружение и со второго раза преуспела в этом, но с большими потерями. Опасаясь, что беглецы приведут подкрепление, Цезарь соорудил такую же наружную линию укреплений с фортами на расстоянии 200 метров (656 футов) от внутренней, чтобы дать войскам пространство для маневра и обеспечить им доступ к наиболее опасным участкам.

Ради экономии продовольствия Верцингеторикс велел женщинам и детям покинув Алезию, но Цезарь не выпустил их наружу так как он надеялся быстрее истощить запасы врага и не собирался кормить беглецов. Женщинам и детям пришлось разбить собственный лагерь между стенами города и римской линией укреплений. Предосторожность Цезаря в отношении нападения снаружи оказалась нелишней, и сооружения весьма пригодились, так как на третий месяц осады на помощь осажденным пришла огромная армия галлов. Последовавшая атака сопровождалась вылазками защитников Алезии. Противники некоторое время сражались на равных, но затем Цезарь ввел в бой германскую кавалерию, до тех пор укрывавшуюся за стенами. Кавалерия довершила разгром галльской армии, а римлянам удалось оттеснить воинов Вердингеторикса обратно в город.

Две ночи спустя галлы вновь предприняли вылазку. Потери обеих сторон, по словам Цезаря, были отчасти результатом перекрестного огня, который велся из римского лагеря. Эта атака также была отражена. Наконец галлы предприняли еще одну попытку: и на следующий день, ровно в полдень, они напали на римлян сразу с двух сторон — изнутри и снаружи. Сражение было ожесточенным, несколько раз римляне оказывались на грани поражения, но каждый раз умелое распределение Цезарем резервных войск помогало римлянам удержать свои позиции. В один из таких моментов Цезарь лично повел свой отряд в контратаку, и вид его развевающегося алого плаща сплотил и воодушевил воинов. Почувствовав, что атаки галлов стали слабее, Цезарь опять ввел в бой германскую кавалерию, которая оттеснила пришедшую на помощь осажденным армию, освободив Цезарю силы для отражения атаки из города.

Галльская армия рассеялась. Верцингеторикс, видя, что ситуация безнадежна, сдался. Завоеванные Цезарем земли были возвращены, а сопротивление врага подавлено. После нескольких операций по очистке захваченных территорий от противника в 51 г. до н.э. Галлия превратилась в одну из римских провинций и оставалась таковой в течение пяти столетий. То, что было с Цезарем дальше, хорошо известно. Он перешел реку Рубикон и начал в Италии гражданскую войну против Помпея, в которой вышел победителем. Подчинив оставшееся население Римского мира, Цезарь назначил себя диктатором пожизненно. Он оставался им до тех пор, пока не был убит в марте 44 г. до н.э.

Верцингеторикс же содержался в плену в Риме в течение шести лет, затем был проведен по улицам города в триумфальном шествии Цезаря и ритуально задушен. Темным местом в истории остаются страдания коренного населения Галлии в течение тех семи лет, когда там воевал Цезарь. В записках Цезаря редко описываются уничтожение и порабощение галлов, потому они не дают нам полного представления о том геноциде, которому Цезарь подверг галльский народ. Его, вероятно, можно сравнивать только с тем количеством жизней, которые были унесены во время татаро-монгольского нашествия на Ближний Восток и при завоевании Америки европейцами.

Пожалуй, нет лучшего примера римской блокадной тактики, чем осада Алезии. Везде, где это было возможно, римляне применяли наряду с блокадой греческую артиллерию и другие осадные орудия. Основательность, с которой римляне подходили к осаде, их стремление во что бы то ни стало довести осаду до конца, сколько бы времени на это ни потребовалось, делало римскую военную машину практически неодолимой.