Морские победы греков

morskie_pobedi_grekov В середине VI в. до н.э. начинается военная экспансия персов в Передней Азии. Персия, «сухопутное» государство, вынуждена была построить флот на Средиземном море для вторжения в Египет: армия могла пройти по пустынным дорогам побережья только при поддержке флота, который защищал транспортные суда от египетских кораблей. Персидский флот, включающий в себя взятые на вооружение триремы, опирался в основном на военный опыт и на гребцов финикийских городов, которые были завоеваны персами ранее, сами персы были обычно только палубными солдатами.

Новый персидский флот впервые показал себя в 494 г. до н.э., когда он уничтожил флот ионийцев, попытавшихся отстоять свою независимость. Битва при Ладе была первой в средиземно-морской истории, когда окончательно конфликт был разрешен именно на море. К 490 г. до н.э. во флоте царя Дария I, который использовался для транспортировки и поддержки персидских войск во время первого похода п Грецию, было около 600 кораблей: значительно больше, чем у всех греческих городов-государств, вместе взятых.

Несмотря на победу при Марафоне, грекам было ясно, что персы вернутся. У них было мало надежды на возможность остановить персов, не имея сильного флота. Когда сын Дария, Ксеркс, предпринял новый поход в 480 г. до н.э., заботой афинского гражданина Фемистокла стало создание и объединение греческого флота для противостояния персам. Долгосрочной задачей Фемистокла было увеличение в четыре раза количества трирем, составлявших флот афинян, до 200 кораблей и более. Он направлял общественное мнение, чтобы обойти своих политических противников-аристократов, которые отдавали предпочтение пехотинцам-гоплитам. Вероятно, Фемистокл был великолепным оратором, способным нужным образом настроить своих сограждан. Ему сопутствовал успех.

В 484—483 г. до н.э. на государственных рудниках в Лаврионе была открыта богатая серебряная жила. Прибыль от первой добычи составляла около 100 талантов — около 2,5 тонны чистого серебра. Противники Фемистокла требовали распределения этого богатства между гражданами — по 10 драхм каждому взрослому гражданину. Но Фемистокл и его сторонники все же убедили народное собрание передать деньги на строительство трирем для афинского флота. Так было обеспечено строительство сразу 200 трирем. Корабли были построены очень быстро, запасов выдержанного дерева для них не хватило, использовались свежесрубленные деревья.
Источники сообщают, что новые корабли по этой причине были тяжелы и медлительны. Но их было необходимо построить в самое короткое время, они давали афинянам единственный шанс на победу.

И действительно, как сказал дельфийский оракул, когда войска персов уже вторглись п северные области Греции в 480г.: «устоят лишь деревянные стены, но спасут вас, и детей ваших...». Фемистокл сумел убедить афинских граждан, что инициатива строительства флота принадлежит оракулу, что является еще одним подтверждением его проницательности. Естественно, что новый флот потребовал мобилизации всех боеспособных мужчин, включая всякое отребье, иностранцев и, возможно, призванных на военную службу рабов. Афиняне предложили Фемистоклу командовать объединеным флотом, но ввиду возражений со стороны пелопонесцев отказались от своего предложения. Тем не менее Фемистокл считается главным вдохновителем победы греков.

Ксеркс разработал тщательный план большого наземного и морского вторжения в Грецию, включающий прорытие канала через полуостров Афон, чтобы его флот мог избежать опасного в этом регионе шторма. Был снаряжен огромный флот. В первой битве при Артемизии он состоял из 600—800 трирем, и, по крайней мере, 1ОО кораблей было использовано при сооружении моста через
Дарданеллы для перехода персидской армии. Неизвестно, сколько кораблей использовалось при постройке первого моста, который был разрушен штормом. Корабли, прибывшие в Грецию эскадрами, были вытащены на берег для просушки. Персы превосходили греков числом. Греки не знали, когда персы предпримут атаку, корабли у них были более тяжелые и медлительные. Персидские же корабли были переполнены, так как помимо основной команды на каждом судне было по 10 палубных солдат. Такое большое количество на практике представляет серьезные неудобства. Трирема вмещает 10 палубных солдат и 3—4 лучника. Она была настолько легким судном, что даже передвижение одного человека по палубе могло помешать гребцам. Чтобы свести передвижения к минимуму, палубных солдат обучали метать копье сидя или даже лежа на палубе.

После битвы с персами при Артемизии, которая окончилась вничью (благодаря тяжелым потерям персов во время штормов), объединенный греческий флот ушел на юг, к острову Саламин, для эвакуации Афин. К флоту, который собрался у Саламина, присоединились корабли еще нескольких городов, он стал больше, чем при Артемизии, и включал, вероятно, около 350 кораблей, Около двух третей его составляли афинские корабли. Большинство городов хотели отправить флот к Истму. Когда греки увидели вдали горящие Афины — жертву персидской армии, эскадры некоторых городов бежали. Афиняне, чтобы удержать союзников, пригрозили, что в случае отступления к Истму они вообще не будут принимать участия в войне и отправятся искать место для нового поселения в Италию, и это заставило пелопонесцев остаться у Саламина и принять участие в сражении.

Объединенный флот встал между Саламином и материком, в проливе 1,6 км (1 миля) шириной и длиной чуть более 4,8 км (3 мили). Персидский флот численностью все еще превышал флот союзников в два раза, персы подчинили себе значительную часть центральной Греции, персидская армия контролировала береговую линию. Единственным шансом греков на успех в борьбе с флотом, который насчитывал, по крайней мере, около 700 трирем, было заманить персов в узкий пролив, где они одновременно смогут использовать только часть своих сил.

Согласно историку Геродоту, Фемистокл отправил Ксерксу послание, выражая свое нежелание воевать с персами и извещая, что греческий флот готов обратиться в бегство. Ксеркс поверил этой уловке и последовал совету Фемистокла послать египетскую эскадру на запад, чтобы блокировать мегарский канал и сдержать греческий флот, пока две персидские эскадры блокируют пролив с противоположной стороны острова Пситталеи и одна патрулирует Южное побережье.
Гребцы на триремах распологались на равных, ярусах; соответственно, чем выше сидел гребец, тем длиннее были ею весло. Эта не очень удачный способ расположении гребцов, так как он делает корабль слишком высоким и менее устойчивым.

Геродот уверен, что Фемистокл поступил предусмотрительно, держа союзников в неведении. Ход сражения при Саламиие, однако, показывает, что у греков был тщательно разработанный план, система стратегии, которая не могла быть всего лишь непосредственной реакцией на развитие ситуации. Более того, вероятно, что письмо Фемистокла к Ксерксу было послано с одобрения союзного командования.

Далее последовала симуляция боя коринфской эскадрой из 50 трирем. Коринфяне подняли паруса (обычно перед боем их оставляли на берегу) и бежали на север. Очевидно, эта хитрость была настолько эффективна, что даже некоторые греки приняли ее за реальный бой. Афинская и пелопонесская эскадры последовали за коринфянами и выстроились в новом порядке, развернувшись по три на траверзе друг у друга (трудный маневр) Ксеркс, который установил свой командный пункт на близлежащем холме, мог видеть плывущих в кажущемся беспорядке греков, направлявшихся прямо в засаду, устроенную персидскими эскадрами. Таким образом весь персидский флот был послан в атаку в пролив в уверенности, что враг деморализован. Но кораблей было слишком много для нормального маневрирования в ограниченном пространстве пролива. Персидские суда заполнили его по всей длине, выйти обратно они уже не могли, Когда они основательно застряли в проливе, они были атакованы сперва правым крылом греков, скрывавшимся в засаде, а затем и основными силами.

Два обстоятельства увеличили сумятицу в рядах персидского флота при Саламине, Во первых, финикийский флотоводец Ариабиги стоявший во главе самой большой эскадры был убит в начале боя. Не был точно определен порядок командования для взятия контроля над ситуацией в подобном случае, поэтому согласованная реакция ни неожиданную тактику греков стала невозможна. Во вторых, греки лучше знали местные погодные условия. Они атаковали именно в то время, когда нарастающая зыбь сделала персидские корабли неустойчивыми, нарушая действия гребцов и поворачивая суда так, что их борта были открыты для таранов греков.

Несмотря на неудачи, персы сражались упорно, но финикийская эскадра все же была разбита и бежала, оставив брешь для прорыва линии афинскими триремами и дав им возможность атаковать другие персидские эскадры с фланга и с тыла. Бой закончился разгромом персов. Греки-союзники потеряли 40 кораблей, в то время как 200 персидских судов были уничтожены или захвачены.
Потери персов были особенно велики, так как мало кто из них (большая часть палубных солдат флота Ксеркса) умел плавать, а греки с потонувших судов могли вплавь добраться до берега Саламина.