Колесница на Ближнем Востоке

kolesnica_hettovВооруженные луками, более дальнобойными, чем у пехоты, стрелки на колесницах могли с безопасного расстояния расстреливать плотно сомкнутый пеший строй. Стремительные кони везут колесницу быстрее, чем может бежать человек, позволяя им уходить от контратак пехоты или настигать убегающих врагов.

Соединения колесниц могли двигаться вокруг отрядов пехоты, чтобы атаковать их с фланга или с тыла. Они также патрулировали линии блокады во время осад, вели разведку, совершали набеги и вели авангардные бои до подхода главных сил.

При таких возможностях любой народ, живший в пределах досягаемости вражеских колесниц, едва ли смог бы отстоять свою независимость. Если бы сам не использовал подобное оружие. Это означает, что каждое цивилизованное государство на Ближнем Востоке нуждалось в них. А как только все обзавелись ими, оставался только один способ достижения превосходства — строить и содержать как можно больше колесниц.

Доспехи, композитный лук, колесницы и кони — все это требовало большого богатства, живой силы, мастерства и средств для производства и содержания. Если знатные колесничие не обеспечивали животных, людей и экипировку из собственных средств по примеру ведической Индии, то это должна была делать царская казна.

Государство могло также выделить колесничим земли с соответствующим доходом, чтобы они могли содержать коней и колесницы. Большинство ближневосточных колесничих было организовано и обеспечено казной. Магуаппи — так назывался колесничный воин на Ближнем Востоке — был ценным профессионалом, сильным, ловким и умелым.

Что касается коней, которые были не крупнее больших пони, то их начинали дрессировать с одного года, а на третий запрягали в колесницу; настоящими колесничными животными они становились с четвертого года и служили до девятого.