Перейти к содержимому

Кадеш: командование и контроль

kadeshЗнаменитой битве при Кадеше 1285 года до н.э. посвящено немало статей, но анализ этой битвы с точки зрения предполагаемых проблем командования и контроля особенно интересен.

Излишне говорить о том, как много проблем, заключавшихся в одном только командовании двумя огромными армиями, были решены еще задолго до биты: решения должны были быть найдены, иначе самого сражения могло не произойти. К эпохе Нового царства Египет обладал значительной и хорошо документированной историей военной политики, проводимой далеко за пределами государства.

Египту были известны верные пути проявления своей силы за границами империи. Сам Рамсес мог учиться и извлекать пользу из опыта многих предыдущих фараонов Египта, включая и ту надпись, которую ученые разбирают и сегодня, открывая все больше подробностей о великом сражении Тутмоса III при Меггидо в 1458 году до н.э.

Понимание того, что для осуществления великих планов крестьяне должны быть призваны на службу, обучены и накормлены, восходит еще к эпохе грандиозных строительных проектов Древнего царства. Рамсес вместе с огромной армией выступил в карательный поход против доставляющего ему беспокойство Хеттского царства, в частности, против царя Муваталлиса, чьи предки соперничали еще с самим Тутанхомоном.

Король «съел» короля на шахматной доске сражения. Обе стороны были довольны структурой единого высшего командования, однако элементарная ограниченность возможностей контроля одного человека требовала компенсирующих мер.

kadesh2Решение этой проблемы, которое Рамсес описал в собственном повествовании о битве, было необычайно эффективным. Рамсес поделил свою армию численностью около 20 ООО человек на четыре равные дивизии и поставил их под командование своих верных подчиненных, которые обладали в Египте и собственностью, и высоким статусом, а потому претендовали на свою долю в случае победы.

Рамсес случайно пришел к эффективному сочетанию покровительства богов с идентификацией подразделений, дав каждой из дивизий имя ее божественного покровителя. Такими покровителями были Амон, Ра, Пта и Сутех. В то же время сам фараон, его телохранители и ближайшие подчиненные оставались вне этих структур как отдельная группа, численность которой могла меняться.

Во время переходов дивизии двигались на определенном расстоянии друг от друга. Так осуществлялся компромисс между затрудненным подходом к дорогам, временем для заполнения вычерпанных источников и водоемов и риском нападения врага на отряды по отдельности, в случае чего их могли уничтожить, что в конце концов и произошло.

Организация и наличие средств позволили Рамсесу использовать наемников для поддержки его собственных рекрутов и для быстрого перехода из Египта на север Сирии, где и произошло сражение. К тому времени, когда египтяне подошли к стенам Кадеша, хеттам удалось создать собственную, не уступающую египетской, армию, о которой египтяне в своих записях говорят как о дорогостоящей и разрушительной силе.

Неотъемлемой частью командования и контроля всегда является передача информации к командующему и от него. Муваталлис дезинформировал руководство египетской армии, внедрив двух шпионов в войско Рамсеса. Эти двое проинформировали фараона о том, что хеттская армия находится еще далеко, побудив его отправиться вместе со своей передовой дивизией (названной в честь бога Ра) и личной гвардией в Кадеш в надежде успеть захватить город до прибытия хеттского войска. Рамсес и его личная гвардия расположились на севере от города, а дивизия Амона присоединилась к ним на следующее утро.

kadesh3Хеттская армия, скорее всего, меньшая по численности, чем египетская, имела два больших преимущества. Во-первых, Рамсес не знал, где на самом деле находилось хеттское войско, а во-вторых, это войско было ориентировано на разгром дивизии Ра, что, возможно, означало победу в войне, захват или даже смерть самого египетского царя. Несмотря на все преимущества, которые присутствие царя как командира придавало древним армиям, схватка, участником которой был царь, могла, как шахматная игра, быть проиграна из-за потери одной-единственной фигуры.

Так как зрительная разведка, судя по всему, была единственной мерой предосторожности, которую Рамсес посчитал нужной, хетты вполне удачно использовали против египтян простую стратегию, использовав сам Кадеш как укрытие. Когда дивизии Ра и Амона двинулись от южной и западной сторон города, хетты осторожно пошли на восток, стараясь пройти поперек направления движения египетских войск. Сам Муваталлис очень благоразумно приказал своим войскам не входить в город.

Сложности, с которыми сопряжено контролирование вооруженных сил в городской местности, до сих пор считаются самыми затруднительными, а в те времена Муваталлис в принципе не мог использовать силы всей армии при атаке, потому что стены и улицы не пропустили бы визуальные и звуковые сигналы и нарушили бы строй его подразделений.

Хетты атаковали вторую дивизию Рамсеса (дивизию Ра), когда та подошла к их новому расположению, и нанесли ей большой урон, ударив по ней с фланга. Египтяне, захваченные врасплох, в панике бросились к расположившейся лагерем дивизии Амона, сея беспорядок и замешательство в рядах последней. Именно тогда хеттское войско вновь атаковало египтян с юга, прямо поперек их дороги к отступлению. Ситуация была критической.

kadesh_shemaНа этом этапе сражения и Рамсес, и хетты столкнулись с различными проблемами командования и контроля. Паника и беспорядок, охватившие половину египетского войска, лишили Рамсеса возможности передавать приказы своим воинам, он не мог отправить ни одного приказа дивизиям Пта и Сутеха, в поддержке которых так нуждалась египетская армия. Муваталлис в свою очередь обнаружил, что он снова может управлять своим рассеявшимся войском, как только его воины перестали грабить лагерь противника, включая шатры фараона, оставленные после беспорядочного бегства египтян. Кроме того, провал обеих разведывательных операций, предпринятых Муваталлисом, оставил его в неведении о том, что вторая половина египетской армии направляется прямо к нему в тыл, в то время как наемники, нанятые Рамсесом, надвигаются на него от берега Средиземного моря и собираются вот-вот атаковать его восточный фланг.

Жизни Рамсеса и его воинов полностью зависели от способности фараона вновь обрести контроль над своим войском. И фараон принял для этого единственную, и потому лучшую, меру: во главе своей личной гвардии он у всех на виду бросился в атаку на наступающих хеттов. В тот же миг каждый воин египетской армии понял, где находится его предводитель и что должен делать он сам, и общее движение навстречу хеттам позволило дивизии Пта атаковать врагов с тыла в тот же самый момент, когда отряд наемников ударил хеттов с фланга.

Муваталлис отступил в некотором беспорядке. Следует отмстить, что даже в самой деспотической из армий отступление всегда было демократичным решением, за которое большинство солдат «голосуют собственными ногами», вынуждая ретироваться даже офицеров. Отступив за стены Кадеша, хетты оказались в безопасности от любых сюрпризов со стороны египтян.

Неудача побудила Рамсеса вывести оставшиеся войска из окрестностей Кадеша, так как хетты, оценив военные ресурсы Египта, впоследствии согласились заключить продолжительный мир. Обе стороны показали как хорошие, так и плохие стороны структуры центрального командования, обе стороны имели свои проблемы с передачей информации, а результатом стали тактическая победа египтян и стратегическая победа хеттов, которые в соответствии с обоюдным соглашением были признаны «ничьей».