Перейти к содержимому

Битва при Гавгамелах: гениальное преодоление всех препятствий

gavgameliПобеда в сражении при Гавгамелах как одна из величайших побед античности заслуживает рассмотрения со всех сторон, но особенно интересна она с точки зрения проблемы командования и контроля.

Конечно, битва выглядит едва ли не тщательно спланированной, так что все трудности, с которыми Александр столкнулся при управлении своей армией перед лицом врага, скорее дополняли план Александра, чем мешали его осуществлению.

Превосходный «Анабасис Александра», написанный Аррианом, в этом отношении является лучшим источником. В своих кампаниях с 336 по 323 гг. до н.э. Александру очень повезло с противником, Дарием III, который позволил ему воплотить мечты его отца и завоевать Персидскую империю и территории на востоке. Дарий был хорошим лидером, но посредственным полководцем, и его способность собирать на поле битвы поистине гигантские армии отнюдь не равнялась его умению управлять ими во время битвы. Кроме того, как и в сражении при Кадеше, сам царь оставался одной из ключевых фигур на поле боя. Если бы Дария захватили в плен, все персидское организованное сопротивление могло развалиться (что, в конечном счете, и произошло).

В результате в каждом сражении с Александром Дарий выставлял против него все людские ресурсы своей страны, а затем терял их, спасаясь бегством каждый раз, когда наступление Александра действительно ставило его жизнь под угрозу. Это был не совсем тот случай, когда сами персы попытались «обезглавить» армию Александра при Гранике. Личная гвардия Александра пресекла попытку персидской конницы убить своего господина, в то время как сам Александр продолжал контролировать и свои эмоции, и свою армию, выигрывая одно сражение за другим.

035_gavgamelСилы Дария включали «Бессмертных», элитную дивизию персидской армии, храбро сражавшуюся при Платеях, и внушительных размеров армию греческих наемников, продолжавших состоять на персидской службе, несмотря на страшные расправы, которые Александр обещал грекам, разбившим македонскую фалангу при Иссе.

Самонадеянность Дария в очередной встрече с Александром держалась в основном на двух секретных боевых орудиях, которые он приготовил, пока Александр занимался своими кампаниями в Египте. От своих индийских вассалов Дарий получил некоторое количество боевых слонов, другое же особенно ужасное орудие воплотилось в колесницах, снабженных клинками на колесах и дышлах. Оружие это предназначалось для нанесения ужасного ущерба пехоте Александра.

Вдобавок существовала еще знать Персидской империи, конные дивизии под предводительством Бесса и Мазая. Используя то обстоятельство, что он сам являлся целью завоевательной кампании Александра, Дарий мог контролировать перемещения Александра. Он выбрал для битвы широкое и ровное поле рядом с городом Арбела, и даже дополнительно разровнял его, чтобы оно лучше подходило для действий его колесниц.

Александр с гениальной практичностью разбил лагерь в 6,4 км (4 милях) от войска Дария, как раз на таком расстоянии, чтобы избежать неожиданного нападения, и исследовал приготовленное Дарием поле на предмет ловушек. Самоуверенность лидера сама по себе была ценным качеством. Александр расположил своих воинов на ночь в удобном лагере, вместо того чтобы, как его противник, заставлять их при оружии всю ночь вглядываться в темноту. Командующему удалось выспаться в ту ночь, чтобы наутро быть готовым к действию.

Произошел еще один кризис и командовании. так губительно отразившийся когда-то на ходе битвы при Платеях. Парменион, адъютант отца Александра и очень талантливый военачальник, предложил свой план битвы:
внезапная ночная атака, которой так опасались персы. Вопреки обычной рассудительности Пармениона, это решение было действительно необдуманным, а потому рискованным. Окончательный отказ от плана Пармениона был сформулирован Александром, заявившим, что он не намерен «воровать победу», однако жажда Пармениона поскорее вступить в бой стала еще одним ценным вкладом в главный замысел Александра.

Шеренга вооруженных щитами воинов имела тенденцию во время движения сдвигаться вправо, так как каждый солдат старался прикрыть незащищенную часть своего тела щитом своего товарища. Великий фиванский гений Эпаминонд догадался использовать эту тенденцию для направленной наискось концентрированной атаки против войска приближающегося врага, вынуждая его ряды растягиваться и становиться тоньше. Сам Филипп некоторое время прожил в Фивах, и тактика, которую он наблюдал, стала одной из причин успеха Македонии в последующие десятилетия. Все возможности этой тактики были задействованы в плане Александра, выстраивающего свое войско для утреннего сражения.

gavgameli-1Элитная конница Александра и наводящая ужас македонская фаланга должны были двигаться наискосок под углом по направлению к самой длинной персидской шеренге. Удар, как обычно, был направлен прямо в центр шеренги, в которой находился сам Дарий, и македонская шеренга двигалась под углом, приближаясь к противнику.

Александр догадывался, что конница, колесницы и слоны Дария попытаются обойти его войско и зайти к нему в тыл, потому он отправил отряд ударной легкой пехоты, так называемых гипаспистов, и союзную фессалийскую конницу в тыл, разместив их по обоим флангам своего войска. Оба подразделения были разбиты на небольшие группы, способные по отдельности маневрировать перед слонами и колесницами, обрушивая на них град копий, и отходить назад под напором персов.

Отход этих небольших отрядов сыграл немалую роль в грандиозном плане Александра, так как позади передовой линии своего войска под командованием нетерпеливого Пармениона Александр расположил резервную фалангу, такую же неприступную, как и передовая линия. В результате, когда сравнительно небольшое войско Александра прорвалось в центр многочисленной персидской армии, боевой порядок Александра вел себя как предшественник знаменитого британского «квадрата» XIX века, который под натиском противника становился только плотнее.